Любой из них — ну чем не чародей...

№ 168 – 169 (24025 – 24026) от 5 сентября
Сотрудник музея Максим Чертыков рассказывает о снимке, на котором Алексей Стаханов делится с шахтёрами методами своей работы. Сотрудник музея Максим Чертыков рассказывает о снимке, на котором Алексей Стаханов делится с шахтёрами методами своей работы.
Фото: Сергей Власов, «Хакасия»

В республиканском музейно-культурном центре открылась фотовыставка «Гордость России — шахтёры» [6+]. Она — об истории добычи угля в России. О том, какие шахтёры удивительные, сильные, волевые люди.


Выставили, конечно, не подлинники (некоторым сто с лишним лет, сохранить бы, а не выставлять), а очень хорошие копии.
Удивительно, где находили снимки для проекта. Российская государственная библиотека и Российский государственный архив кинофотодокументов — оттуда, наверное, наибольшее количество. РИА «Новости» поделилось материалами. Есть фотографии из музея истории Черногорска. Из архива администрации города Черемхово. А вот ненужную ныне специальность коногона (рабочего, управлявшего лошадьми в шахте) иллюстрирует снимок, хранящийся в библиотеке конгресса США!
С одного из фото улыбается тот самый Алексей Стаханов — забойщик шахты «Центральная-Ирмино» Донецкого угольного бассейна. В ночь с 30 на 31 августа 1935 года он за смену добыл 102 тонны угля при норме в семь! Через три недели сам же свой рекорд побил, подняв планку более чем вдвое — 227 тонн!
Но в начале 1936 года рекорд выработки стал 607 тонн. Такого выдающегося результата достиг шахтёр из Горловки Никита Изотов. Вот он, кстати, на снимке получает орден Трудового Красного Знамени из рук председателя Президиума Верховного Совета СССР Михаила Калинина.
Сам Никита Алексеевич скромничал:
— Каждый забойщик может добиться успеха. Я стараюсь заполнить, уплотнить свой рабочий день, не растрачивая время, дорогое и для меня, и для государства. Если на нашей шахте и на всех шахтах каждый забойщик полностью использует своё рабочее время, он сделает намного больше, чем делает теперь, и страна получит дополнительные тысячи тонн угля…
На снимке 1941 года солдаты принимают присягу в Луганске. Это бойцы 395-й стрелковой дивизии, сформированной преимущественно из шахтёров.
— Шахтёры — особые люди, — говорит специалист по экспозиционной и выставочной деятельности музея Максим Чертыков. — Не каждый сможет спуститься на сотни метров под землю, самоотверженно там трудиться… В этом — воля, несгибаемость, характер.
Один из нацистских приказов гласил: «Моряков и шахтёров в плен не брать, немедленно уничтожать». Вот такое подтверждение слов Максима Юрьевича о людях, которых невозможно победить.
Кстати, есть на выставке снимок 1945 года: воины 395-й Таманской (такое почётное наименование ей дали за участие в освобождении Таманского полуострова) дивизии возвращаются домой. Победителями.

* * *

Для Хакасии такая выставка, что называется, в тему. Ещё лет десять назад если в разговоре упоминали уголь, то сразу представлялся Черногорск. Но ведь это не совсем верно. О наличии на нашей территории чёрного золота знали ещё в XVIII веке: учёный Пётр Паллас обнаружил выходы угольных пластов по берегу реки Абакан, недалеко от горы Изых.
С Изыхским месторождением наверняка связан и старт добычи угля в наших краях. Начиная с 1875 года в изыхском угле очень был заинтересован Абаканский железоделательный завод — дальний «родственник» нынешнего Абазинского рудника.
Разрабатывать Изыхское месторождение стали в 1901 году. Сначала примитивным способом, с малым количеством рабочих. В основном трудились кайлом, ломом да лопатой. На поверхность из шахт уголь доставляли в тачках, в деревянных бадьях, нередко — шахтёры на своём горбу.
Но время шло, технологии менялись. В лучшую сторону, конечно.
Изыхские копи, черногорские шахты и разрезы, новые производства (многие из них, к слову, были разведаны ещё в 60-х годах прошлого века Черногорской геологической партией). Более ста лет истории добычи угля в Хакасии. Какое производство ещё может похвастать таким масштабом и такой историей?

* * *

На выставке около 30 снимков. На них — становление отрасли с конца XIX века и до второй половины ХХ. И видно, как менялись оборудование, технология добычи, условия труда.
Неизменно одно: «труд» — это во все времена про шахтёров. Как и «трудно» — про их повседневную работу.
И «невозможное — возможно» тоже про самую земную из профессий.

Сергей ВЛАСОВ



Просмотров: 228

Загрузка...