Доула Екатерина Глок: «Рождение в любви — право каждого»

№ 76 – 77 (23933 – 23934) от 25 апреля
Валерий и Екатерина Глок в окружении своих детей. Желаем им огромного счастья и... прибавления в семье. Валерий и Екатерина Глок в окружении своих детей. Желаем им огромного счастья и... прибавления в семье.
Фото из семейного архива

В марте в Центре культуры и народного творчества имени С.П. Кадышева состоялось прекрасное событие — финал V республиканского конкурса «Женщина года — 2019». В нём участвовали 22 успешные, красивые, реализовавшие себя в самых разных сферах — от бизнеса до творчества — женщины от 35 до 60 лет. Безусловно, жюри пришлось нелегко.

Но когда на сцену к одной из участниц вдруг «посыпалась» группа поддержки — ребятишки, один, два, три, четыре, пять, шесть, семь! — зрители безоговорочно решили, что титул «Женщина года» по праву должен принадлежать Екатерине Глок, маме Насти, Олега, Кости, Мили, Любы, Нади, Веры. А когда вынесли (ходить ещё не умеет) восьмую — кроху Алексию, — зал взорвался аплодисментами. Да что там — настоящую овацию устроили зрители маме восьмерых деток, которая на конкурсе победила в особенной номинации: «Главная мама Хакасии».
Но не только потому, что мама — красивая и успешная женщина. Более потому, что восемь её деток — маленькая часть от того количества новорождённых (а их сотни в Хакасии, России и за рубежом), которые появились на свет благодаря её помощи, профессионализму и необыкновенной доброте.
Екатерина Глок — доула. Слышали о такой профессии? Для тех, кто рожал в прошлом веке, термин неизвестен абсолютно. Между тем институт доул — явление в мире распространённое, а само слово имеет тысячелетнюю историю. В переводе с греческого «доула» — служанка. Не абы какая, а помощница при беременности и в родах, которая психологически и практически поддерживает женщину, когда пришёл срок произвести на свет малыша. Иными словами, доула — служанка и рабыня материнства. Она делает всё возможное, чтобы чудо рождения оставалось именно чудом и волшебством, чтобы и мама, и ребёнок не испытывали страха перед процессом, запрограммированным природой. Сегодня официальная медицина не отрицает положительный эффект от присутствия опытной доулы при родах. Статистика показывает, что присутствие такой помощницы сокращает вероятность кесарева сечения на 50 процентов, использование препаратов для стимуляции на 40 процентов и продолжительность процесса родов на 25 процентов. Конечно же, эти исследования проводились в Европе. У нас пока отношение медиков к доулам более осторожное, и чаще это от недопонимания профессии.

Я всегда чувствовала влечение к акушерству

— Вы знаете, сколько помню себя, всегда тянулась к тому, что связано с продолжением жизни. Когда удалось связать все родовые узелочки памяти, выяснилось, что многие женщины в нашем роду были акушерками — эта традиция продолжается и сейчас. А в детстве я всегда помогала принимать родившихся малышей у собак, кошек, коз. Дети всё чувствуют душой — и я понимала, что процесс появления на свет нового существа — это чудо, что ли! Ну вот — не было, не было, и вдруг! Я не задумывалась тогда о божественном торжестве жизни, о том, что дано человечеству воочию узреть возникновение живого существа из ничего, по сути — маленькая была. Мне важно было, чтобы всё прошло хорошо, все родились, мамочка осталась здорова. Я очень гордилась этим и понимала, что всё делаю правильно.
Когда мне было 12 лет, в руки попалась статья известного американского акушера-гинеколога Бернарда Натансона — того самого, что снял документальный фильм «Безмолвный крик», где покадрово запечатлён процесс аборта, всему миру доказав, что даже в первые дни, недели существования в утробе матери маленький человек — не бесчувственный сгусток клеток. Конечно, я испытала страшное потрясение. Несмотря на то, что мне было совсем немного лет, я была шокирована тем, что женщины и врачи ежедневно занимаются убийством нерождённых младенцев, и поняла, вернее, дала себе внутреннюю клятву, что никогда не сделаю аборта.
Она не думала тогда, что родовспоможение станет для неё делом жизни. Просто жила, росла, пришло время — вышла замуж, забеременела, родила первую дочь, Настеньку.
— На себе почувствовала, насколько агрессивно тогда было наше родовспоможение. Первые трое моих детей появились в классических, принятых в медицинских учреждениях России родах, и Настю и третьего, сына Костю, я из-за этого чуть было не потеряла. Второй, Олег, родился с жестоким моральным и физическим насилием надо мной со стороны медицинского персонала. Из естественного процесса роды превратились в череду медикаментозных и механических (вплоть до хирургических действий) вмешательств. Это больно и страшно. Травмируется мать и, что особенно страшно, младенец. Я, когда рожала, так же испытывала боль и страх, лежала под капельницами и думала, закончится ли наконец эта мука?! Я кричала от боли и умоляла сделать мне кесарево сечение! Конечно, после таких родов я очень боялась вновь забеременеть и рожать.
Жаль, что в то время не было человека, способного подсказать мне, как важно к родам готовиться, как правильно себя вести в родах, как дышать, какие позы принимать и какой массаж делать, чтобы стало легче. Я была на этапе становления материнства, того тонкого момента, когда непременно нужны особое внимание и поддержка. Мне нужна была женщина, которая смогла бы приласкать меня и утешить, которая смогла бы быть прототипом матери. Вселила бы в меня уверенность в собственных силах, что я смогу это перенести и справлюсь с чем бы то ни было, ведь этот процесс соединяет меня с моим драгоценным ребёнком. Это наш с ним первый день рождения, и вместе мы сила!

Оставить или не оставить?

Одновременно с моим взрослением происходило и самоопределение. После того, как я родила Настю (мне было 18 лет), я попала в больницу. Так получилось, что мне, так любящей детей и желающих их всем сердцем, пришлось пережить выкидыш. Я лежала в палате с женщинами, которые по ряду причин пришли сюда избавиться от беременности на большом сроке.
Помню, уговаривала не убивать ребёнка женщину, которой исполнилось 45 лет, со сроком беременности — шесть месяцев. Она стыдилась своего возраста и в силу социальных стереотипов, навязанных нам обществом, приняла другое решение.
И только когда ей ввели лекарство, и стало понятно, что пути назад уже не будет — и внутри неё умирает сейчас в муках её дитя, она заплакала. Она плакала и молилась шёпотом.
Ей было плохо вдвойне — и физически, и психологически. Она просила меня не оставлять её одну, говорила: «Катя, не уходи, Катя, не уходи! Помоги мне».
Я не смогла уйти. Хотя все, кто был с нами в палате, вышли и ждали конца… Это был один из самых страшных моментов моей жизни. Я разговаривала с ней, просто была рядом. И понимала, что сейчас творится ужас. Не знаю до сих пор, почему я не ушла… Может, жалость к ней. Через некоторое время она родила маленькую, но такую большую дочь… мёртвую… всю обожжённую теми лекарствами. Меня объял ужас! Я чувствовала себя так, будто приняла участие в убийстве ребёнка. Я рыдала как никогда. Ещё полчаса назад её мама приняла решение лишить её жизни. Кажется, я испытала тогда такой шок, что не могла уже ничего чувствовать. Только одно решение оформилось точно — я стану акушеркой, я буду помогать женщинам рожать живых, здоровых малышей и сделаю всё, чтобы этот процесс был гармоничным, безболезненным, правильным.

Знаете, у Андрея Вознесенского есть потрясающее стихотворение:
Когда ты была во мне точкой
(отец твой тогда настаивал),
мы думали о тебе, дочка, —
оставить или не оставить?
Рассыпчатые твои косы,
ясную твою память…
и сегодняшние твои вопросы:
«оставить или не оставить?».

Каждой женщине, размышляющей о судьбе неродившегося ребёнка, нужно читать эти строки. Потому что мы решаем судьбу человека — и свою, в ещё большей мере, тоже.

Не кресло и лекарства, а любовь и забота!

Я поступила в медицинское училище в Минусинске, но учиться вдруг стало некогда. После Насти родился Олег, потом Костя, я занималась детьми — и чувствовала непреодолимую тягу ко всему, что связано с беременностью. Стала я молиться и просить Бога, чтобы он дал мне служение. И как-то само собой пришло, что я должна помогать осознавать женщинам, что аборт — это убийство.
Ходила по дворам, остановкам, распространяла наклейки с призывами не прерывать беременность, вела беседы с женщинами. Это была моя миссия в то время, и я знаю, что многих детей удавалось спасти. Немногим позже матушка Екатерина из черногорского Богородице-Рождественского храма дала мне диск «Молчаливая революция» о проблемах, с которыми я работала. В нём дополнительно оказался текст книги Акин Алишани и Дарьи Стрельцовой «9 месяцев и вся жизнь». Я читала её запоем. По сути, это был мой первый учебник. Узнала много об акушерстве, узнала, насколько в медицине есть непонимание физиологии, как из-за этого калечатся наши женщины, дети. Я оказалась под таким впечатлением, что мне захотелось перевернуть сознание женщин, медиков в сторону естественности, в сторону любви и рационального невмешательства в природные процессы, о которых мы до сих пор знаем далеко не всё!
И так получилось, что волею судьбы я попала на нормальные человеческие роды. Мой брат тоже близко к душе принимает процесс появления человека на свет — говорю же, у нас это наследственное. Четырёх своих деток они рожали в обычном роддоме, и в результате четвёртый получил родовую травму, стал чуть ли не инвалидом. Тогда было решено рожать пятого без медицинских вмешательств (конечно, если процесс не будет того требовать по строгим показаниям). Рожали — брат, роженица, акушерка и я. И, знаете, всё у нас получилось так хорошо, так красиво, без боли — и вовсе не нужно в родах это страшное кресло. Любовь нужна! Забота! Знания, конечно, нужны, но для подстраховки: ведь мудрость акушера — в терпении и доверии женщине и естественному процессу, древнему, как мир. Мешать ей не нужно, прокалывать пузырь, всякие медпрепараты колоть, окситоцин, синестрол и прочее лишь для того, чтоб быстрее родить! Женщина и природа сами справляются с задачей, это факт.
Глядя на эти роды, я поняла, что хочу, чтобы мой следующий ребёнок появился на свет именно так — чтобы это праздник был, счастье, восторг и чудо. И Бог послал мне Милечку, Эмилию, которую я рожала уже по всем канонам акушерского мудрого мастерства, так, как мечтала. По сути, спокойно и с удовольствием ждала срока появления ребёнка на свет, и когда он пришёл, родила свою четвёртую дочь — впервые без боли и страха. Опыт получила потрясающий, я просто ликовала. Никакого давления! И так я рожала далее и пятую, и шестую дочь. Это самые прекрасные моменты моей жизни! Я себя после почувствовала просто всемогущей. Ведь если я смогла это сделать, значит, я смогу теперь что угодно! Женщины должны рожать, это естественный процесс. Роды — не операция, не медицинское вмешательство, и вообще это мало касается медицины… Беременность — не болезнь. Медицинская помощь, безусловно, нужна, и она бывает жизненно необходима, но не рутинно. Зачастую в родах достаточно бережного наблюдения акушерки или врача и вовремя подставленных ручек, чтоб принять малыша. По статистике ВОЗ, в медикаментозной или оперативной помощи нуждается лишь 10 процентов женщин.
После этих родов, приобретя опыт, я не смогла молчать. Мне хотелось поведать всему миру о том, что роды — это прекрасно, стоит лишь к ним правильно подготовиться. Стала готовить женщин к рождению. Изучала соответствующую литературу, Интернет рыла, журналы, книги выписывала, и в антикварных магазинах в том числе. Известный «Травник» Бутурлина изучила от корки до корки. Если ты ищешь знаний, они приходят.

Слова «доула» тогда Екатерина ещё не знала, но уже в то время к ней обращались многие — подруги, знакомые и знакомые их знакомых с просьбой сопровождать в больнице рожениц. Это уже разрешалось, и в процессе участвовали близкие люди, муж — но помощь женщины, уже прошедшей эти университеты, безусловно, приносила большую пользу. Катя часто сопровождала роды в Абаканском, Черногорском роддомах, одновременно дистанционно получала специальность альтернативной акушерки в Киеве.

Как берёзовый сок помог на международную конференцию попасть

В 2010 году в Москве, в Общественной палате Российской Федерации, впервые в России прошла международная конференция по акушерству и родовспоможению, на которую были приглашены известнейшие мировые специалисты.
— Прочитала информацию об этом — и всё внутри заклокотало! Думаю — ну как же мне поехать на эту конференцию? Для меня же все эти доктора были как люди-звёзды. Нереальные, недосягаемые, обладающие желанными для меня знаниями. Да, я взмолилась тогда, попросила Господа, чтобы помог мне побывать на этой конференции. И знаете, чудесами туда попала, чудесами. Как раз был апрель, природа просыпалась, и мне в голову пришёл план, как заработать денег на поездку. Поделилась идеей с мужем, он поддержал. И мы всей семьёй стали ездить в лес собирать берёзовый сок, а потом я его продавала на рынке, так и заработала на поездку в Москву, да не только мне хватило на билет, но и старшей дочке. Я тогда была кормящей мамой, Эмилии — годик. Старшая Настя полетела помогать нянчить сестрёнку. А в животике у меня уже пять месяцев росла Любушка, — улыбается Катя.
— И на этом чудеса не закончились — только начались! Сколько нового узнала я на той конференции. Мир мой переворачивался. Я слушала специалистов и понимала, что у нас, к сожалению, студентов-медиков многому не учат, и не потому, что не хотят, а потому как преподаватели сами не знают очень многих вещей, а от недопонимания и растёт процент различных вмешательств. При любом затруднении один ответ — кесарево, а всего лишь нужно немного подумать, помочь женщине справиться, ведь это целое искусство — быть акушером.
Ещё одним чудом было то, что меня попросили выступить. Я более трёх лет к тому времени сопровождала роды, без конца училась и поделилась своей техникой, как повернуть ребёнка затылочного предлежания. После этого ко мне подошёл очень важный учёный, представитель известной французской школы остеопатии. Он был безгранично удивлён, что тайные знания специалистов открылись мне и что я так легко делюсь ими. Здесь я узнала слово «доула», познакомилась с российскими звёздами акушерства, доульства, докторами медицинских наук, профессорами...
Сказать по правде, я летала! Мне хотелось поскорее поделиться этими знаниями. Мы были знакомы с Алексеем Валерьевичем Тихоновичем, заведующим Черногорским роддомом (ныне — главный врач республиканской больницы имени Г.Я. Ремишевской). Он и прежде позволял мне сопровождать беременных в родах, видел результаты, и сотрудничество с ним было для меня важным этапом становления. Мы ввели курсы при роддоме для беременных, на которых учили правильным вещам: и тому, как питаться, следить за своим здоровьем, какие физические нагрузки позволять, и, главное, тому, как наслаждаться этим подарком судьбы, беременностью, как радоваться, а не страдать при родах. И я, разговаривая с ними, понимала, почему у нас мало детей рождается, раз, два и обчёлся: не только из-за этой нелепой поговорки «зачем нищету плодить», более женщины боятся самого процесса беременности и родов.
То есть того, что должно дарить счастье, ждут со страхом. Мы начали учить женщин тому, что это праздник, что процесс, о котором они знают столько страшного, на самом деле всего лишь распускание бутона. И если бутону не мешать, получится самый чудесный цветок — материнство. Не так уж был неправ Ганс Христиан Андерсен, рассказавший, как Дюймовочка выросла в цветке. В каждой женщине есть такой цветок.

Сейчас доула Екатерина Глок — акушер, известный всему миру. Остаётся только удивляться тому, как она успевает всё — рожать детей, помогать другим мамочкам, учиться, учиться и учиться. И учить. Имея шестерых детей, она сумела получить медицинское образование. За время очной учёбы родить ещё двоих. Посещать множество научных медицинских конференций, а также быть спикером на этих конференциях и научных конгрессах.

Я хочу ещё детей

Люба, Надя, Вера, Алексия уже из того поколения, которое всегда ездило вместе с мамой.

— Приглашение провести семинары поступило из Израиля, и туда я ездила с Надюшкой. Я преподавала в Финляндии, Эстонии, в Индонезии на Бали. С Любой и Эмилией ездила по России и ближнему зарубежью. Жена губернатора Красноярского края приглашала меня читать лекции для двух роддомов Красноярска об акушерском травматизме и о том, как сделать роды более мягкими.
Когда рождалась Вера (седьмая дочь), мне нужно было ехать в аэропорт, встречать Кэрол Гаучи, известную всему миру сертифицированную акушерку из Вашингтона. Она приехала на открытие в Черногорском роддоме палаты альтернативных родов. Мы очень ждали приезда Кэрол — но дитё не захотело терпеть до встречи. В три ночи родилась Верочка, в шесть утра я встретила Кэрол в аэропорту, а в восемь утра мы проводили с ней семинар в Черногорском роддоме. Напряжённый выдался день…
Когда была беременна Алексией (восьмой дочерью), заранее была приглашена спикером на медицинскую конференцию в Новосибирске. Не уложилась родить в свой срок, немного переходила. Родила в воду в палате домашнего типа за день до конференции. Поэтому в дорогу тронулись через 14 часов после родов, выступала с Алексией на руках, ей было едва сутки от роду.
Ещё удалось открыть альтернативную палату в родильном учреждении, создать палату для домашних родов с возможностью рожать в воду и в удобной для мамочки позе, открыть свой центр по подготовке женщин к родам. Освоена масса сопутствующих специальностей: хорошая доула — это и психолог, и травник, и костоправ, и диагност. Настенька, старшая, оканчивает медицинский техникум в Минусинске — ей уже сделано несколько предложений по работе, она тоже будет помогать мамам рожать, а детям появляться на свет.
Что я хочу ещё? Детей.
Да, я хочу рожать ещё малышей — и сама, и другим помогать.
Я хочу, чтобы поменялся наш взгляд на роды, чтобы этот процесс стал самым красивым и желанным!
Хочу, чтобы медицинский персонал был чутким и трепетно относился к матерям и детям. Чтобы «любовь» стало ключевым словом в работе.
Чтобы роды не вызывали чувство страха ни у мам, ни у медиков, они должны ассоциироваться с физиологией, а не с патологией.
Я хочу, чтобы женщины прекратили делать аборты. При этом слове у меня непроизвольно начинают течь слёзы.
Я чувствую боль неродившихся детей и тщательно скрытую боль женщин, решившихся на этот поступок.
Я верю, что родилась с предназначением. И хочу, чтобы через мою жизнь Бог сделал то, что он задумал ещё когда я была в чреслах своей бабушки, во чреве моей матери, когда я ещё была ребёнком и когда испытывала муки родов, и когда переживала самые невероятные ощущения прекрасного рождения! Ведь всё это — часть большого плана, чтобы реализовать что-то важное для человечества, принести пользу женщинам нашей страны! Хочу жизнь прожить не зря, оставить добрую память и добрый след.
Я — мама, акушерка, доула. Я — женщина, и это великое благословение!

Елена АБУМОВА



Просмотров: 528

Загрузка...