В информационных морях

№ 76 – 77 (23933 – 23934) от 25 апреля
Николай Степанчук учит, как стать штурманом в информационных морях. Николай Степанчук учит, как стать штурманом в информационных морях.
Фото: Лариса Баканова, «Хакасия»

Николай Степанчук, преподаватель информатики школы № 9 Абакана, стал победителем республиканского этапа конкурса «Учитель года — 2019».


После пережитых, как он сам сказал, «приятного удивления и усталости» от двухдневного марафона, Николай Николаевич вновь с головой в творческих педагогических буднях. До (надеемся!) «приятного удивления» на российских соревнованиях.

— Расскажите вкратце о тематике регионального конкурса.
— Мы, пять финалистов из городов и районов Хакасии, давали мастер-классы, а на предшествующем им педсовете обсуждали проблемы современного образования. В частности, каким нам видится учитель будущего.

— И останется ли вообще такая профессия?
— Компьютеризация, развивающееся дистанционное обучение вполне могут поставить нас и перед таким вопросом. Но, на мой взгляд, школа как социальный институт никуда не денется, и профессия учителя останется однозначно, потому что дистанционно могут учиться люди, уже (ударение на этом слове) имеющие коммуникативные навыки, уже научившиеся получать знания таким образом. Но общение со взрослыми людьми, общение детей между собой выстраивает учитель. И немаловажен пример педагога: каким должен быть человек образованный, с грамотной речью, как умеет вести себя, выглядеть... Проще говоря, воспитание в самом широком смысле.

— Николай Николаевич, что, по-вашему, входит сегодня в понятие «образованный человек»?
— Вопрос интересный и именно сегодня — неоднозначный. Мне кажется, в наше время образованный человек — тот, кто способен найти нужную ему информацию. Если ещё не так давно надо было иметь академические знания, и ценились именно знания конкретного человека, то нынче при полной доступности информации вовсе не обязательно держать её в голове, но следует уметь отделить истинную от лживой, полезную от мусорной и так далее...

— Нужны ли, допустим, программисту гуманитарные знания?
— Это уже другая сторона вопроса — об уровне развития личности, а учителя в особенности. Я порой задаю ребятам вопросы, касающиеся общего развития. Мне довелось столкнуться даже с тем, что дети не знали, что Земля вращается вокруг Солнца, думали — наоборот.

— С такой общей дремучестью и Интернет не справится...
— Что, казалось бы, нелепо, учитывая новейшие информационные технологии, доступность любого знания. Но ребята в большинстве своём используют Интернет, чтобы выйти на какой-то сайт, в соцсети поставить фото, послушать музыку... Приходится обосновывать, почему и зачем человек обязан иметь общий кругозор.

— А как организовать выход на более широкое и полезное информационное поле?
— По большому счёту следует перестроить всю систему образования: прогресс идёт семимильными шагами, а мы от этого процесса отстаём. В университете нужно так готовить будущих преподавателей, чтобы, придя в школу, они умели научить детей именно поиску информации. Мы, учителя, должны не просто выйти к доске, передать знания — нужно школьников смотивировать, настроить, научить, повторю, способам получения этой информации. Очень сложно, но надо.

— Надо ещё и пробудить интерес к знаниям?
— Ученики очень разные. У меня есть ребята, которые уже программируют сайты, игрушки, но их не так уж много. Большинство детей, к сожалению, ещё не могут понять, какие предметы им важны и для чего и насколько пригодятся. Ладно, мы за компьютером работаем, это везде востребовано. А когда переходим к решению задач, найти этому делу практическое обоснование (и интерес) довольно-таки сложно. Не всегда мне удаётся убедить учеников, что это направлено на алгоритмизацию их мышления, что построение алгоритма используется повсеместно. Ведь любое наше действие — это алгоритм, выполнив который, мы приходим к результату.
И ещё: способности у ребят разные. Кто-то долго думает, кто-то не думает вообще, ограничен общий кругозор, к примеру. Значит, я так должен построить урок, чтобы каждый мог усвоить знания на своём сегодняшнем уровне и захотел идти дальше.

— Случалось ли, что ваших компьютерных гениев заносило не туда?
— Есть у меня один такой. Правда, парень врёт много, не знаешь, чему верить, чему — нет. Но то, что он занимается хакерством, я проверил на практике. Он мне говорит: открывайте, мол, любой сайт, а я сделаю его недоступным. Открыл. Пацан что-то в телефоне поковырял, и, пожалуйста, сайт был недоступен минуты две-три. Как я с ним только не беседовал! Но пока не знаю, повернёт ли он в другую сторону. Талантливый мальчик не осознаёт, к чему это может привести.
Есть и такой момент. Сегодня в нашей жизни наличие не только высшего, но просто хорошего образования не столь значимо. Пример? Блогеры имеют бешеные деньги, но иногда посмотришь уровень кого-то из них — извините меня... А порой, действительно, появится человек творческий, с нетривиальными идеями, думаешь: да, успешно обошёлся без оного...

— И всё же не с пальмы ему в Сеть прыгать?
— Конечно, не так резко. Но общий кругозор и представление о мире должны быть. Школа, по крайней мере, даёт этот минимум. Да, в нашем перевёрнутом мире не очень образованные люди могут стать и миллионерами, и миллиардерами. Но я пытаюсь донести до ребят, что эти люди уже нашли себя. А у тебя такая идея есть? Ты уже чем-то конкретно занимаешься? У ученика нет ответа на эти вопросы. Тогда, говорю, поучись. Может, тебе что-то станет интересным.

— Психологическая зависимость от Сети здорово мешает учебному процессу?
— Очень. И хотя Интернет создавался прежде всего в образовательных целях, сегодня там полным-полно мусорных «завлекалочек». Часа через три и забудешь, что искал. Воспитать интерес к серьёзной информации сложно ещё и потому, что примитивное из всех щелей бьёт в мозг, интерес такого свойства весьма агрессивен.
Моему поколению повезло, что мы не застали нынешнюю фишку: короткие сообщения буквально в два-три слова. И ребятишки смотрят, комментируют эти посты. Поэтому у детей возникают сложности с обработкой большого массива информации. Им трудно объёмный текст проанализировать, вытащить оттуда главную идею, да просто прочитать трудно. Мы в школе выиграли грант на популяризацию чтения. Сделали небольшие ролики про книги, показываем в вестибюле по телевизору. Думали, станут дети смотреть, заинтересуются тем или иным произведением. Но пока, к сожалению, особого интереса не наблюдаем.
А надо суметь переключить ребят, предложив познавательные сайты, интересные образовательные игры. И если не показать их ребёнку, не познакомить с ресурсом — сам он на него не выйдет. Ведь хотим этого или не хотим, мы всё дальше будем уходить в новую технологическую реальность — с совершенно фантастическими возможностями.

— Не теряя при этом человеческого лица учителя. А что вас вывело на нелёгкую учительскую стезю?
— Школу (с серебряной медалью) я окончил в родном селе Восточное Краснотуранского района Красноярского края. Поступил в ХГУ на экономиста-бухгалтера. Мне интересна была математика, а деньги и вообще бухгалтерия как-то не очень. Бросил — пошёл служить в армию, а это вполне определённый жизненный опыт. После армии поработал охранником, грузчиком... И тогда пришло понимание, что если голова на плечах есть, её надо использовать. Я вновь поступил в ХГУ на физико-математическое направление с профилем — информатика.
Мама и папа были рады моему выбору. Представляете детство 1990-х годов? Надо было выживать: работа, скот... Родители уходили рано утром, а возвращались поздним вечером, не до задушевных разговоров. Меня воспитали книги, я не вылазил из сельской библиотеки. Конечно, больше всего увлекала фантастика, журнал «Наука и жизнь». Предмета «астрономия» тогда в школе не было, но я искал учебники, литературу — интересно же, как Вселенная устроена. Позже увлёкся литературой по психологии и философии. Я был довольно замкнутым ребёнком, и из дома меня могли выманить разве что спортивные игры.
Университет я окончил с красным дипломом, учебную же практику проходил в этой школе. И случилось так, что позвали сюда работать. Видимо, понравился. Собственно, быть учителем я особо не планировал, не думал об этом. А когда подумал — неплохо получилось.

— А увлечения? Личные.
— По жизни пел и играл на гитаре. Ни один вечер в общежитии универа не обходился без музыкальных посиделок. Да, и на лавочках города! Лет восемь назад собрались такой своей компашкой и создали группу «Окрошка». Выступали в «Победе», в музыкальном баре, на Дне города Черногорска. Даже на православном празднике, куда нас позвал мэтр Валерий Катин. Сегодня мы отчасти заморозили проект, но хотелось бы записать на студии пару-тройку песен (а мы много насочиняли). Правда, нет такого рвения, как в студенческие годы. Но это переменное внутреннее состояние: может, снова гитару взять захочется.

— Николай Николаевич, помог ли ваш «внеучительский» опыт работе в школе?
— Обо всех «последствиях» опыта говорить долго, но скажу о главном. В общежитии я учил парней играть на гитаре, в армии передавал новичкам опыт связиста, в вузе помогал однокурсникам по некоторым предметам. Мне было интересно посмотреть на результат, увидеть, смог ли я это сделать. Ведь надо так изложить материал, сформулировать идею и передать другому, чтобы он хорошо это понял.

Татьяна ПОТАПОВА



Просмотров: 138

Загрузка...