Михаил Валов: в итоге всё решает народ

№ 76 – 77 (23933 – 23934) от 25 апреля
Михаил Валов: «То, что люди доверили мне управление городом, — для меня высшая оценка». Михаил Валов: «То, что люди доверили мне управление городом, — для меня высшая оценка».
Фото: Лариса Баканова, «Хакасия»

Журналист! В первую очередь. До недавнего времени. А теперь глава Саяногорска, слуга народа, как он сам говорит, с сентября минувшего года. Всё это про него — про Михаила ВАЛОВА. Про человека, который кардинально изменил свою жизнь. И намерен это сделать в городе, который для него далеко не чужой. Что стало толчком для таких перемен?.. Вот, собственно, обо всём этом и не только зашла речь на встрече в редакции газеты «Хакасия».
 

От журналиста до чиновника


— Михаил Анатольевич, вы долгие годы проработали в журналистике, были депутатом Верховного Совета Хакасии. Бывало, что и власть разных уровней критиковали, а каково вам сейчас — по ту сторону «баррикады»? Теперь ведь вас критикуют, теперь от вас ждут улучшения жизни в конкретном городе.

— Я за критику готов доплачивать. Да, в своё время сам критиковал власть и считаю, что правильно делал. И то, что другие критикуют, на мой взгляд, это очень хорошо и полезно. Люди же не просто критикуют, они освещают проблему, а значит, подталкивают к её решению. Моя позиция такая: проблемы сами собой не решатся. Их надо в первую очередь озвучить. Как до выборов, так и после моя точка зрения не изменилась: если ты понимаешь, что проблема существует, ты будешь её решать. Поэтому я за критику. Критикуйте, подсказывайте, я буду только рад.
Какие-то вещи могут просто проходить мимо руководителя, а подчинённые в силу разных причин о них умалчивать. Зачем лишний раз портить настроение начальнику? Это же психология, её надо учитывать.

— А что вас повело в сторону чиновничества?
— Я с 2000 года был депутатом Верховного Совета Хакасии, депутатом городского Совета в Саяногорске. В принципе, всю эту кухню знаю. А почему пошёл? На самом деле я всегда хотел быть милиционером. Наводить порядок. С детства была такая мечта. Не пустым звуком для меня было слово «справедливость». Хотел, чтобы законы работали, чтобы вор сидел в тюрьме… И вся эта философия меня сюда и привела. Я и в дружинники в нашем городе записался, потому что хочу наводить порядок.
Единственный ресурс для меня — это люди. Я могу апеллировать только к ним. Если о чём-то не получится договориться, например, с РусГидро, мы будем этого требовать всем городом. Надо, чтобы слышали не только градоначальника, который сидит и какие-то соглашения подписывает, должны быть слышны интересы всего сообщества.

— Значит, стать журналистом вы не мечтали.
— Я в журналистике оказался случайно. Меня журналист Саша Болдырев попросил поработать вместо себя на время отпуска корреспондентом Саянской телерадиокомпании. А мы с ним в футбол играли за одну команду. Вот, мол, зашиваюсь, надо уехать, поработай за меня… Я согласился. Для меня тогда было всё в новинку, тем более что как раз в 1994 году на городское телевидение поступило более современное оборудование. Микрофон, камеры — всё это показалось таким интересным, что я, придя на месяц, задержался в журналистике на годы. За это время успел окончить юридический факультет Красноярского университета. И, когда оканчивал, думал, что ещё немножко поработаю на ТВ и уйду, займусь юридической деятельностью. Потом решил: ещё поработаю, ещё чуть-чуть…

— А было что-то такое сделано в журналистике, чем вы можете гордиться?
— Главное, что меня на улицах не останавливают и не ругают, мол, ты такой-сякой, вот был не прав… Для меня очень важно, что сохранилось доверие людей ко мне, к тому, что я делал и делаю. Бывали же разные времена. И конфликтные ситуации случались, приходилось рассматривать проб­лему с разных сторон. Всем сложно угодить. И то, что люди доверили мне управление городом, — для меня высшая оценка.

— Можете вспомнить конкретные проблемы, которые вы озвучивали как журналист, а потом вам удалось их всё-таки решить, когда стали главой Саяногорска.
— Была проблема, связанная с мусором. Она довольно остро стояла в городе с 2018 года. Предприниматель, один из перевозчиков, выгружал мусор на неприспособленную для этого площадку. Я как депутат городского Совета этот вопрос поднимал, но ничего с места не двигалось. Вот сейчас у меня больше рычагов, чтобы решить проблему. И она, кстати, начала уже решаться с октября прошлого года, заваленная территория была почти очищена, но, к сожалению, свалилась на нас мусорная реформа — предприниматель вновь взялся за своё.
Ещё одна проблема — дороги. Вот лично я не понимал, почему в Саяногорске все дороги в ямах, а вместо того, чтобы взяться за их ремонт, у нас меняли бордюры. Согласен, они тоже требовали замены, но ямы… Ямы-то оставались. Потом выяснилось, что это было требование прокуратуры. Сейчас мы постараемся всё-таки не забыть про ремонт дорог и сделаем всё, чтобы и то, и другое находилось в надлежащем виде. Хочется, чтобы деньги использовались разумно.
В нынешнем году на дороги выделен 21 миллион рублей. И самое важное, что восемь миллионов уйдёт на улицу Нагорная, это посёлок Южный Ай-Дай. Есть огромное желание отгрейдировать дорогу и запустить маршрутный автобус. Пятая часть населения живёт в окрестностях Саяногорска, в частном секторе. Там мы уже делаем вторую очередь водоснабжения, и было бы неплохо запустить автобус. Остальные деньги распределим на ямочный ремонт и асфальтовое покрытие улиц Успенского и Металлургов.
Вот мы как-то собирались с представителями нашего малого и среднего бизнеса. И они высказались о необходимости приобрести специальную линию по производству асфальта. Цена вопроса — семь миллионов рублей. Это совершенно другая технология. Асфальт не так быстро приходил бы в негодность. А то сейчас аукцион выигрывает подрядчик с «вкусными» расценками, мы все знаем. А качества выполнения работ нет.
Нам как воздух нужен ремонтный цех на базе комбината по благоустройству и озеленению. Найдём первоначальный капитал — закроем эту проблему самостоятельно.
У нас на комбинате по благо­устройству и озеленению работает 118 человек, из них половина — дворники. Они ходят с лопатами, мётлами — убирают мусор с улиц. Такого в Абакане, например, вы не увидите. Приняли непростое решение: сократить штат комбината. Зачем? Чтобы на сэкономленные деньги купить мусороуборочную технику. За два с половиной миллиона рублей её покупаем. Для обслуживания понадобится всего два человека.
База, которая накопилась за 15 лет в журналистике, когда ты освещал городские проблемы, помогает сконцентрироваться на их решении.

Наша справка

Михаил Анатольевич ВАЛОВ
Родился 28 апреля 1973 года в Саяногорске. В 1990-м окончил Саяногорскую школу № 1. С 1991 года по 1993-й проходил службу в Пограничных войсках (Владивосток).
В 2004 году окончил Красноярский государственный университет по специальности «Юриспруденция».
С 1994 года — корреспондент Саянской телерадиокомпании.
1995 года по 1997-й — редактор газеты «Деловой Саяногорск», редактор общественно-политических программ ТВ-8.
С 1997 года — руководитель пресс-центра правительства Республики Хакасия.
С 1999-го — директор МУП «Саяногорское телевидение ТВ-8».
С 2005 года по 2007-й — пресс-секретарь мэра Братска.
С 2011 года — главный редактор медиагруппы «Юг Сибири», 
с 2012-го — продюсер медиагруппы «Юг Сибири».
В период с 2000 года по 2008-й избирался депутатом Верховного Совета Хакасии. В сентябре 2017 года избран депутатом городского Совета депутатов Саяногорска. Награждён Почётной грамотой президиума Верховного Совета РХ, лауреат всероссийского конкурса журналистских работ «Правда и справедливость».
9 сентября 2018 года был избран главой Саяногорска.

 

Так не может всё время продолжаться


— Сейчас, можно сказать, идёт информационная война в отношении действующего главы Хакасии Валентина Коновалова — ряд серьёзной и несерьёзной критики, — говорит Михаил Валов. — Критиков я бы поделил на две категории: на тех, кто отстаивает самостоятельную позицию, и на тех, кто доносит до читателей, телезрителей чьё-то чужое мнение. У меня есть подозрение, что существует установка критиковать деятельность нового главы республики, что бы он ни делал. Я ведь работал в СМИ и понимаю, где конструктивная критика, а где грязь, оскорбительные публикации, насмешки, издёвки. И вижу, что есть люди, которые всем этим занимаются с чрезмерным энтузиазмом. Сейчас я чиновник, и многим может показаться, что призываю только хвалить. Нет, я за критику. Предлагаю Коновалову философски к этому относиться. Всё, что нас не убивает, делает сильнее.
Конечно, нельзя говорить, что ситуация идеальная. И замалчивать какой-то негатив тоже нельзя. Но всё-таки я за то, чтобы избранному главе Хакасии дали работать, не издевались над ним, не насмехались.

— Как вы думаете, если бы вы стали главой Хакасии, к вам тоже было бы такое же отношение?
— Сложный вопрос. Начну с того, что я не очень горел желанием участвовать в предвыборной кампании на должность главы Хакасии. Я примерно представлял, с чем столкнётся человек, который посмеет реально замахнуться на это кресло. Я считаю, что такая участь ожидала бы любого.
А то, что произошло по итогам выборов, далеко не случайно.
Я на примере Саяногорска могу рассказать о ситуации, которая сложилась перед выборами главы Хакасии. Все были закредитованы. Долги за электро­энергию тогда были ещё больше. Кредиторка была больше. Из-за долгов были заблокированы счета. Всё было гораздо хуже. И не только в Саяногорске, по всей Хакасии.
И что получилось: люди проголосовали против. Они сказали: «Мы не согласны!» И как крохи со стола смели Леонида Михайловича Быкова и Виктора Михайловича Зимина. Понимаете, люди были против. А когда приехал в качестве исполняющего обязанности главы Хакасии Михаил Владимирович Развожаев, в Хакасию пошли деньги. То есть люди этого добились. Они сделали так, чтобы федеральная власть их услышала. Из тех выделенных денег 1 миллиард 300 миллионов рублей были отданы муниципальным образованиям на разблокировку счетов. В Саяногорске 200 миллионов была кредиторская задолженность. Мы кредиторку сбили до 50 миллионов. Свыше 100 миллионов нам перечислили, и всё — у нас до сих пор нет тех проблем, которые были в прошлом году. Например, денег в городском бюджете на зарплату было заложено на 10 месяцев, сейчас на 12. И это не только зарплаты касается.
Всё это — заслуга людей. Народ должен требовать улучшения условий жизни. Он не должен соглашаться с государством в том, что не хватает денег на образование, здравоохранение, культуру, спорт… Так не может всё время продолжаться. Поэтому нет ничего удивительного, что Валентин Коновалов пришёл к власти. Он новый человек во власти. И я новый человек во власти. Поэтому мы должны друг за друга держаться. Мы одинаково воспринимаем сложившуюся ситуацию. У нас много мировоззренческих позиций схожих. Я могу официально заявить, что буду поддерживать Коновалова. А то, что журналисты критикуют власть, правильно делают.

— Вы сказали, что не очень-то и сильно хотели стать главой Хакасии, а почему?
— Ещё не готов к этому. Если бы я оказался один на один с Виктором Михайловичем Зиминым во втором туре, то я бы снял свою кандидатуру.

— Как вы думаете, у команды Валентина Коновалова получится сдвинуть с мёртвой точки вопрос, касающийся угольных разрезов, экологии? По сути, нашу землю дербанят, а Хакасия от этого практически ничего не получает.
— Одному Коновалову здесь не справиться. Почему я призываю глав администраций объединяться? Чтобы решить проблему общими усилиями. Сейчас вот главой Бейского района избрали Иннокентия Стряпкова. Я надеюсь, что он тоже подключится к нашей работе. Но быстрого результата не будет. В нынешних налоговых условиях Хакасия ничего не получит. Вот если налог на добычу полезных ископаемых будет оставаться в республике, тогда другой разговор. Сегодняшняя схема для Хакасии проигрышная.
Я на что хотел обратить внимание: уже объективно страна находится в такой ситуации, когда нужны перемены в целом — и экономические, и политические… Я же вижу, что происходит в Хакасии. И достаточно хорошо понимаю ситуацию, в которой оказались саяногорцы.
Возьмём Саяно-Шушенскую ГЭС. Крупнейшая в стране гидроэлектростанция. Строили её и жители Саяногорска. Как думаете, сколько денег от деятельности Саяно-Шушенской ГЭС получает бюджет Саяногорска? 33 миллиона рублей в год. А почему? Налог за землю платится в федеральный бюджет, налог на прибыль — в красноярский, там ГЭС зарегистрирована, налог на имущество (порядка двух миллиардов рублей) — в респуб­ликанский.
И вот, смотрите, что получается. У нас в Черёмушках котельных угольных нет, только электрокотельные. И они покупают электричество у РусГидро по цене больше пяти рублей за киловатт. В итоге себестоимость единицы тепла для жителей Черёмушек, если взять весь посёлок, составит пять тысяч рублей за гигакалорию. Таких расценок больше нет нигде в Хакасии. Такое ощущение, что посёлок находится от ГЭС на расстоянии в несколько тысяч километров.
Так вот пять тысяч рублей — себестоимость тепла в Черёмушках, в Майне — 3500, в Саяногорске — 1300 рублей. В среднем выходит чуть более 2000 рублей. Мы платим процентов на 70 больше, чем абаканцы. В Абакане одна гигакалория стоит 1300 рублей.
Вот и получается, что только за тепло мы отдаём из городского бюджета 140 миллионов.
Ещё одна проблема: очистные сооружения посёлка Черёмушки 1969 года «выпуска». В 2001 году ОАО «СШ ГЭС» обещало их реконструировать. Уже 2019 год на дворе — ничего не сделано. А это же канализация, всё может рвануть в любой момент. В ценах 2015 года стоимость вопроса — 137 миллионов рублей. Правительство и Верховный Совет Хакасии в курсе этой проблемы. Представляете, за тепло мы такие деньги платим, реконструировать очистные не хотят, так ещё и мост через Енисей закрыть планировали. Представляете, какая ситуация? Все эти проблемы нужно решать, иначе произойдёт социальный взрыв, народ просто выйдет на улицы.

— А что с мостом? Много было разговоров на этот счёт…
— Росимущество сказало, что его закрывать до конца года не будут. Постараются найти возможности для того, чтобы сделать ремонт. Хотя есть официальный документ от одной из компаний, которая проводила исследования в 2015 году. Согласно ему мост ремонту не подлежит. Но вот жители Черёмушек и я лично в этом сомневаемся.

Город ждёт перемен


— Какие отношения у вас сложились с РусГидро и РУСАЛом?

— Я стараюсь выстроить плодотворные отношения. Встречались, обсуждали социальные программы, которые помогали развиваться муниципальному образованию в предыдущие годы. Работа эта продолжится. Может быть, не в том объёме, каком нам хотелось бы, но тем не менее в 2019 году РУСАЛ запланировал сделать шесть детских площадок и выделить деньги на ремонт столовой в 6-й школе. Сумма в пределах 12 миллионов рублей.
Но при этом нам не удалось договориться с РУСАЛом о салюте на 9 Мая. Это 400 тысяч рублей. В нынешнем году таких средств им не удалось изыскать. В принципе, мы могли бы из бюджета взять необходимую сумму, но решили поступить иначе. У нас есть школа № 1, где требуется ремонт в спортзале. Решили направить деньги туда, на благо детей.
У РУСАЛа здесь находятся структурные подразделения, а все решения принимаются в Москве. Точно так же и с Саяно-Шушенской ГЭС обстоят дела. В любом случае я благодарен нашим крупным предприятиям за помощь. У нас общие задачи — забота о городе.
Ещё раз хочу напомнить одну вещь. Меня выбрали люди, в том числе и заводчане, и энергетики, и элдэпээровцы, и коммунисты, и беспартийные. Пошли и отдали за меня свои голоса 42,62 процента избирателей. Вот я их ставленник. Поэтому насчёт всего, что пойдёт на пользу горожанам, я готов договариваться, находить пути решения.

— А вы ожидали, что будет такая поддержка — более 42 процентов?
— То, что я наберу столько голосов, конечно, не ожидал. А то, что меня поддержат, было очевидно. Я шёл по городу, многие меня останавливали, кто-то прямо из машины кричал: «Гони их там всех!» На самом деле победа чувствовалась в воздухе. Это было неизбежно на тот момент для Хакасии. Так тяжело люди в Саяногорске никогда не жили. Многие приехали сюда 40 лет назад как комсомольцы-активисты. Они же знают, что у нас тут самые прибыльные заводы РУСАЛа.
Плюс Саяно-Шушенская ГЭС. И это на 50 тысяч населения. И люди не готовы смириться с тем, что в школе Интернет не работает. Как они могут смириться с тем, что счета арестованы и ничего нельзя с этим поделать? Да саяногорцы такого никогда не потерпят. Поэтому была 100-процентная гарантия, что они проголосуют против действующей власти.

— По какому принципу вы подбирали команду?
— Важную роль, естественно, играли человеческие и профессиональные качества.
И чтобы человек не боялся перемен, мог обосновывать свою точку зрения и последовательно работать. Городу сейчас нужны перемены. Я на 80 процентов изменил верхнее звено городской администрации.
Я совру, если скажу, что два моих заместителя заранее знали о том, что их пригласят на работу в администрацию. Никому я ничего не сулил, предвыборную агитацию вёл один. И формировать команду я стал только тогда, когда прошла инаугурация. Для меня самое важное — принципиальность, честность, желание перемен.
Вот Елена Геннадьевна Ряшенцева — мой первый заместитель — работала в Контрольно-счётной палате Республики Хакасия начальником отдела по контролю за использованием средств в отраслях экономики, была председателем Контрольно-счётной палаты Саяногорска. По большому счёту она знала и знает всё про городские финансы. Мне как раз такой человек и нужен был.
Стать заместителем по социальным вопросам предложил Леане Александровне Саутиной. Она в последнее время работала директором саяногорского подразделения центра социальных программ РУСАЛа. Мне надо было, чтобы социалка не напоминала собес, где только и делают, что занимаются раздачей бюджетных денег. Мне хотелось создать в городе такое сообщество, которое могло бы заниматься добровольческим движением, поддержкой ТОСов, социальными инициативами. Я же понимаю, что городской бюджет не вытянет весь груз проблем. А нам надо формировать настроение людей, их мировоззрение... Мы уже собирались, и я говорил: если хотим развивать туризм в городе, то давайте объединять свои усилия. В комитете по туризму работает два человека, всё успеть они не в состоянии. Вырулить можно только совместными усилиями.

— Удаётся вам высыпаться?
— Первое время вообще не высыпался. Сейчас уже более-менее.

— А что было самым сложным, самым неожиданным после того, как закончились выборы и начались будни?
— Кредиторская задолженность. Пришёл в администрацию, стал знакомиться с документами. Вник в курс дела — счета заблокированы, долги, кредит в банке у города на 200 миллионов. А кредиторка — просто стена какая-то, и непонятно было, как её обходить. Когда я шёл на выборы, конечно, понимал, что есть долги, но как их погасить, было полное непонимание.
А самым неожиданным открытием было то, что глава администрации не может тратить бюджетные деньги на помощь спортсменам, которые решили, допустим, съездить на соревнования. Что поделаешь, таковы условия, в которых мы работаем, но наша задача, несмотря ни на что, находить решение в самых, казалось бы, безвыходных ситуациях.

Какие интересы?

— Есть у вас авторитеты в журналистике?
— Их много. Например, Александр Любимов. Была такая программа на телевидении — «Взгляд». Листьев, Политковский её тоже вели. Вот мне нравился Любимов.
Кто ещё? Алексея Венедиктова бы назвал. «Эхо Москвы». Он довольно интересную позицию занимает. Вроде и в оппозиции, и вроде при власти.

— Как вы любите отдыхать? Что читаете?
— Фантастику. Один из любимых авторов — Роберт Шекли. Это позволяет отвлечься от проблем, переключиться на что-то другое, пофантазировать.
А лучший отдых — это баня.

Записал
Александр ДУБРОВИН



Просмотров: 234

Материалы по теме

Загрузка...