И в горе, и в радости

№ 46 – 47 (23903 – 23904) от 14 марта
Своим примером Ульяна Ивановна и Иван Фёдорович Ярусовы опровергают выводы биохимиков — на самом деле настоящая любовь живёт дольше трёх лет. Она — вечная. Своим примером Ульяна Ивановна и Иван Фёдорович Ярусовы опровергают выводы биохимиков — на самом деле настоящая любовь живёт дольше трёх лет. Она — вечная.
Фото: Александр Колбасов, «Хакасия»

Ульяна Ивановна и Иван Фёдорович Ярусовы из Абакана претендуют на рекорд страны по продолжительности брака.

Нынешней весной пара разменяла… восьмой десяток лет совместной жизни.
За неполные 90 Ульяна Ивановна и Иван Фёдорович повидали многое. Однако одним из самых ярких событий в их жизни стала собственная свадьба. Тот мартовский день они помнят в мельчайших подробностях: как почти по-летнему грело солнце, как сильнее обычного сверкал снег, и небо было высоким-высоким и голубым-голубым...
— Жили мы в небольшой деревне Верхнее Мишкино Курагинского района. За невестой приехали на повозке, запряжённой тремя лошадьми. Подружки, как и положено, в избу не пускают, требуют выкуп. А нам и дать нечего — 1949 год, бедность невозможная. Тогда председатель колхоза, мой дружка, похлопал коня по спине: «Ну что, Серко, будем делать?» — и ну его на дыбы. Девчата врассыпную. Вокруг визг, суматоха. А мы Ульяну — в телегу, и скорее за село кататься. Кони нарядные, в гривах — ленты, на дугах — бубенцы. Звон стоял на всю округу! — прослезился от воспоминаний Иван Фёдорович.
Несмотря на тяжёлое послевоенное время, свадьбу гуляли три дня. Отмечали по-простому, но весело.

Особенно молодым и гостям понравилось, как на второй день деревенские женщины взялись играть ложками на печных заслонках. И так это у них ловко получалось, что даже крёстный жениха, маленький старичок на деревянной ноге, не удержался, пустился в пляс.
— И ведь, что интересно, пьяных на свадьбе не было совсем. Не потому что в деревне никто не пил, просто посуды не хватало: на всех гостей нашлась одна-единственная стопка. Из неё и угощались, по кругу, — добавил Иван Фёдорович.
— Тогда все жили скромно, — подтвердила Ульяна Ивановна. — Нам на свадьбу даже надеть путём было нечего. Если бы не свекровь, не знаю, как бы и женились. Она перед регистрацией съездила в райцентр, где купила по большому блату отрез тёмно-синего сатина и сшила из него свадебное платье и праздничную рубаху.
Женихом и невестой Ульяна и Иван пробыли совсем недолго, хотя и знали друг друга чуть ли не с рождения. Практически до самой помолвки они, что называется, были просто друзьями. Жили на одной улице, вместе росли, ходили в школу, работали на колхозных полях, бегали на танцы. Пока однажды в скромной соседской девчонке Иван не разглядел суженую.
— Я почему так скоро женился, в неполные восемнадцать? Мы ведь уже понемногу начинали вместе ходить. А в один из вечеров гуляем, значит, по улице туда-сюда и видим, как в её дом заходят незнакомые сваты. Вот тут-то я и заволновался, что меня опередят. Всё ж таки Ульяна была в деревне самая спокойная, очень трудолюбивая и, можно сказать, всех красивше.
— Я же вообще никогда не думала, что выйду замуж, — отмахнулась Ульяна Ивановна. — Молодая была, ничего не понимала. Да и до того ли было? То для фронта старались, то колхоз поднимали — ни поучиться, ни погулять толком не успели. С 12 лет на тяжёлой работе. Я — по большей части в поле и на ферме. А вот Иван-то успел и землю попахать, и в кузнице поработать, и почту повозить во время войны.
В деревне многие были безграмотными, поэтому Ване приходилось не только доставлять корреспонденцию по домам, но и часто по просьбе адресатов читать письма вслух. Бывало, отдаст хозяйке треугольник, в котором сын-фронтовик рассказывает, как бьёт фашистов, вместе с ней поплачет-порадуется за героя. А уже через неделю везёт в этот же дом похоронку.
— Мы с матерью тоже получили от отца треугольное письмо, — проронил Иван Фёдорович. — Одно-единственное — про «железных птиц», которые летали над дивизией. Видимо, отец отправил нам весточку прямо перед смертью — после войны его однополчанин рассказывал, что в тот день под Смоленском была сильнейшая бомбёжка, живых почти не осталось.
К слову, Ивану также довелось защищать Родину. Вскоре после свадьбы его забрали в армию. Больше четырёх лет рядовой Ярусов охранял государственную границу на Дальнем Востоке. Дома его возвращения ждали мать, бабушка, дедушка и молодая жена с дочкой Танюшкой.
На гражданке жизнь пошла своим чередом. Работа, хозяйство, семья (спустя десять лет у Ярусовых было уже три дочери — Таня, Надя и Люба). Родители старались дать своим детям всё, чего были лишены сами. Много трудились. За 15 с лишним лет Иван Фёдорович успел поработать ветфельдшером, зампредседателя колхоза, пчеловодом лесхоза, строителем железной дороги.
— Вот так, в трудах и заботах мы не заметили, как дочки выросли, окончили школу и уехали в Абакан учиться. Жена сильно по ним скучала. Получит письмо, плачет. Начнёт писать ответ — снова в слёзы. Я на неё смотрел-смотрел, потом не выдержал, говорю: хватит страданий, по­ехали к детям, — Иван Фёдорович приобнял Ульяну Ивановну. — Распродали хозяйство, усадьбу и переехали в Абакан.
Сначала Ярусовы жили по-деревенски — в частном доме, с поросятами, курами и гусями. Ульяна Ивановна занималась хозяйством, огородом, Иван Фёдорович работал столяром в ремонтно-строительном управлении и институте «Востоксибгипроводхоз». И лишь недавно, после того, как у обоих начались серьёзные проблемы со здоровьем, супруги согласились переехать в многоквартирный дом.
— У мамы болит ножка. К тому же она почти ничего не слышит и плохо видит. Из дома последние полтора года не выходит совсем. Папе не даёт покоя старая производственная травма. Когда-то давно он перекрывал с напарником крышу, и ему на голову упал кусок шифера. После этого папа дважды находился в предынсультном состоянии. Пока, слава Богу, всё нормально. Хотя врачи особо не обнадёживают, — пояснила средняя дочь юбиляров, Надежда. — Тем не менее он и не думает унывать, по-прежнему ведёт активный образ жизни. Сам ходит по магазинам, много гуляет и даже садит несколько грядок морковки в нашем огороде. А вообще наши родители молодцы, главный пример для всех — детей, пятерых внуков, шестерых правнуков. Больше того, я думаю, у нас всё сложилось благополучно только потому, что мы всегда старались следовать простым правилам семьи: жить честно, много трудиться, помогать друг другу, радоваться каждому дню. Ну и, конечно, любить — друг друга, людей и саму жизнь.

Татьяна ГОЛОВКОВА



Просмотров: 166

Загрузка...