Фантастические твари или боги, которые всегда рядом?

№ 231 – 232 (23838 – 23839) от 6 декабря
Лекции Леонида Ерёмина производят эффект машины времени. Лекции Леонида Ерёмина производят эффект машины времени.
Коллаж: Лариса Баканова, «Хакасия»

Петроглифы Хакасии — визитная карточка (а в некоторых случаях и целая колода козырей) нашей республики. Степные менгиры, стелы, изваяния и курганы, горные массивы... По сути картинная галерея и историческое пособие, в котором отражено (только задумайтесь!) более 120 тысяч образов, присутствующих в тысячах композиций.

Чего только среди них не увидишь! Звери, люди, фантастические существа, колесницы, таинственные спирали, значение которых то ли время, то ли звук — всё смешалось.
Тысячелетиями творили здесь художники, и посему территорию нашу всю давно можно определить под стеклянный колпак уникального музея под названием «Хакасское наскальное искусство».
Об экспонатах этого музея слушателям народного университета «Сопричастность», который вот уже десять лет работает в Национальной библиотеке имени Н.Г. Доможакова, 27 ноября рассказал известный учёный, археолог, кандидат исторических наук, научный сотрудник Хакасского национального музея «Казановка» Леонид Ерёмин.
Он считает, что о смыслах и назначении петроглифов, этого феномена мировой культуры, нужно напоминать постоянно и говорить больше — для того, чтобы люди и даже народы могли вспомнить себя, глядя на иллюстрированную, тысячелетия насчитывающую историю поколений, живших здесь прежде. Потому что ныне мы видим полное игнорирование опыта наших пращуров, и это приводит к деградации общественной жизни, культуры и, таким образом, к деградации человека разумного, индивидуального и творческого.

— Хакасия совершенно не случайно является лидером по количеству наскальных изображений. Наша жизнь здесь, это трудно не чувствовать, имеет свой ритм. Так получилось, что Хакасско-Минусинская котловина — практически замкнутый контур, где долгое время существовал особенный микрокосм. Веками мы были закрыты от внешнего мира, и это создало условия для духовной реализации, — говорит учёный.
— Второй фактор — геология. Красный девонский песчаник есть в Туве, в Средней Азии, Прибайкалье, других регионах — но там он располагался глубоко и от этого достаточно твёрдый. В нашей котловине в своё время произошёл какой-то геологический катаклизм, освободивший или поднявший песчаные горы выше. В результате песчаник стал более мягким, удобным для обработки, рисуй — не хочу, и это тоже способствовало творческой самореализации. В принципе, эти два фактора — география и геология — и привели к возникновению явления «хакасское наскальное искусство», позволяющее учёным исследовать жизнь на этой территории в течение нескольких тысячелетий, имея перед глазами иллюстрации к этой жизни, выгравированные на камне.
Я не могу сказать, что это легко — большинство изображений и сегодня остаются загадкой, и мы можем лишь предполагать, что именно и с какой целью изображено на той или иной горе. Сцена охоты? Жертвоприношение? Просто дерущиеся верблюды? Инопланетяне с девятью головами? Предки? Священные животные? Безусловно, всё это присутствует на множественных петроглифических писаницах, это конкретика изображений. Тайна придаёт исследованию петроглифов дополнительный интерес.
Самые древние петроглифы Хакасии относятся ко времени позднего палеолита (10 — 12 тысяч лет тому назад). Основной массив изображений относится к золотому веку скотоводства — это уже 4 — 6 тысячелетий до нашего времени. Множественные и щедрые изображения разнообразных животных на разных каменных площадях обязательно отмечены трафаретом человеческой руки. То есть тогда, многие лета назад, художник нанёс краску на ладонь и сделал отпечаток своей ладони. И для чего? Отметил творения, чтобы земляки и туристы знали, обозначил себя как Эль Греко или Леонардо своего времени?
Улыбнёмся и поймём, что отпечаток ладони делался с иной целью. Он, если хотите, был определённым сканером, позволяющим человеку открывать портал между мирами — миром обыденным, людским, и миром волшебным, в котором жили духи, боги или иные могущественные существа, влияющие на обычный мир.
Действительно, петроглифы не являются только способом реализации творческого начала. В те времена наскальных рисунков, сделанных для того, чтобы продемонстрировать лично себя («Здесь были Киса и Ося»), нет априори, — говорит Ерёмин.
Все петроглифы, что бы ни изображалось древними — животные, фантастические существа, определённые предметы, — это диалог с высшими силами, богами, духами.
И отпечаток ладони показывает, что они создавались не просто людьми, а людьми, обладающими определённой миссией, имеющими право менять облик окружающей материи (делать рисунки на камнях) для того, чтобы проводить определённые ритуалы.
И можно предположить или даже представить, как древний человек подходит к писанице и первым делом прикладывает руку к отпечатку своей ладони. Он показывает духам, что пришёл не абы кто — пришёл человек, ими избранный, пришёл поговорить о какой-то проблеме, попросить помощи. И духи пропускают его. В любом случае можно предположить, что это часть жреческого культа, связанного с обрядом инициации.
Замечу, что подобные выводы подтверждаются и психологически. Мышление человека ровно такое же, что было тысячи лет назад, оно циклическое и не подразумевает никаких изменений статуса. Место человека в этом мире — место гостя. Так было, остаётся так и будет. И как гость он всегда будет обращаться к хозяевам этого мира, признавая за ними функцию патрона или отца. Природа, боги, духи — древний человек, как демонстрируют нам наскальные рисунки, скрупулёзно соблюдал по отношению к покровителям гостевой этикет.
Тысячелетия минули, разные люди заселяли Хакасско-Минусинскую котловину, разные культуры существовали здесь — и каждая оставила свой особенный «петроглифический след». Особенный и, пожалуй, самый заметный, принадлежит окуневцам — археологической культуре скотоводов бронзового века (II тысячелетие до нашей эры). Каменные изваяния, сотворённые в окуневскую эпоху, изображения птиц и зверей, фантастических животных и чудовищ и сегодня представляют собой загадку, как и народ, создавший эти произведения искусства. Что обозначают изображения на личинах, что обозначают детали того или иного искусства, что такое на самом деле солярный знак, называемый традиционно хакасским? Хотя с этим можно поспорить, равно как и с тем, что это знак Солнца. Я думаю, что у этого повторяющегося изображения более глубокий смысл, обозначающий творческое начало, некую субстанцию или импульс, который позволяет жизни продолжаться вечно.

Смогут ли учёные расшифровать изображения петроглифов разных культур, понять, что именно обозначает тот или иной образ? Наука сегодня затрудняется ответить на этот вопрос утвердительно. В то же время сохраняется особенный феномен — язык камней ещё не расшифрован, но значение этого языка для людей не утрачено. Леонид Ерёмин считает, что петроглифы начнут открывать свои загадки в двух случаях — когда мы выйдем на некий более высокий технический уровень либо когда в осмыслении природы, своей человеческой сущности мы выйдем на такой уровень духовности, что легко сможем понимать, что именно обозначает тот или иной образ.
— Сейчас мы можем оценивать работы древних художников с эстетической точки зрения. Чтобы она изменилась, нам нужно стать другими, изменив уровень экологических отношений. Ведь именно эти отношения, отвечающие в первую очередь за природную гармонию и равновесие мира, обеспечивали человечеству на протяжении десятков тысячелетий надёжное гарантированное существование на Земле.

P.S. Наскальные рисунки хакасов — явление, на сегодняшний день считающееся умершим. Последнее проявление — композиция «Следы» — относится к 30-м годам XX века. Цепочка конских подков на камне — завершение культурного явления, длившегося на территории Хакасии несколько тысячелетий.

Елена АБУМОВА



Просмотров: 518

Загрузка...