Как нам уберечь детей

№ 208 – 209 (23815 – 23816) от 1 ноября
Как нам уберечь детей
Рисунок: Лариса Баканова, «Хакасия»

Тема нынешнего заседания Общественной палаты Хакасии звучала так: «Проблема защиты несовершеннолетних от преступных посягательств».

И речь идёт не только о насилии над детьми, но и о преступлениях самих несовершеннолетних, о детских суицидах. Если подумать, то это две стороны одной медали: на хорошей почве не вырастет так много сорняков (если к тому же ухаживать за всходами). Поводом же к разговору послужила трагедия в Керченском политехническом колледже. Если учесть подобные преступления в той же Америке, то вывод неутешительный — мир всё более сходит с ума. Причины разные, но общих гораздо больше. Любое государство провозглашает приоритет общечеловеческих ценностей, но чаще именно «провозглашает», да и ценности эти мало-помалу размываются (примеров — море, те же однополые браки, негласное «браво» укравшим миллиарды…). Ведущий заседание протоиерей Сергий (Тимонов) назвал это потерей традиционных национальных ценностей.
Если продолжить его мысль в религиозном русле (а для атеистов как понятную и красноречивую метафору), то князь мира сего — деньги. Или отец лжи, что, по сути, одно и то же. Без глобальной лжи на всех социальных уровнях противоправное поведение теряет почву под ногами (исключение ли здесь душевнобольные люди — ещё вопрос).
Вот лишь несколько цифр, приведённых Андреем Кульковым, министром внутренних дел по РХ, и Мариной Мухиной, инспектором отдела процессуального контроля следственного управления Следственного комитета по Хакасии. За девять месяцев текущего года зарегистрировано 596 преступлений, совершённых подростками и против них. Неблагополучно в этом плане в Аскизском, Таштыпском, Усть-Абаканском районах, а особенно в Черногорске (70 преступлений). В принципе роста по наркотикам, суицидам, жестокому обращению с детьми вроде и нет. Но и так достаточно страшно — ведь поле нашей жизни за год особо не изменилось. При мониторинге Интернета, к примеру, выявлено шесть групп склонения к суициду, заблокировано 16 ресурсов. Зарегистрирована 21 попытка суицида, 89 фактов, когда «некто» посылал детям сообщения порнографического характера. Вряд ли есть цифра (реальная) по «нарушению половой неприкосновенности детей». Есть ли смысл перечислять творящиеся мерзости? У всех на слуху, а у кого-то, не дай бог, на горьком опыте.
Но вернёмся к «князю мира сего». Очень точно и жёстко сказал Анатолий Сунчугашев, руководитель регионального отделения исполкома ОНФ в Хакасии. Представим обычную среднюю школу, сказал он, где ребятишки собрались на обед. Те, за кого родители не смогли заплатить, едят пустые макароны, а «доплаченные» — с котлетами. Казалось бы, мелочи, но как они ранят детей. Ребёнок сидит или злой, или униженный, или то и другое вместе, в том числе злость на бедных родителей. То же — об одежде, развлечениях. Стремительное расслоение общества на бедных и богатых во многих незрелых душах рождает или склонность к побегу из дома, наркотикам (список можно продолжить), или желание уйти из этой жизни. И в том, и в другом варианте находятся «наставники», те, кому это выгодно. Государство переложило финансирование на муниципалитеты. А у тех нет денег ни на обеды, ни на дополнительное образование для детей, ни на что нет.
Действительно, и об этом говорили все заинтересованные в разговоре стороны (правоохранители, работники образования, медицины, общественных организаций), альфа и омега воспитания — семья. В принципе при доверительных отношениях родители могут своему ребёнку поставить на место мозги и эмоции, даже при явной бедности семьи: там, где богатство другого рода — воспитанная с детства нравственность и соответственное поведение. Вот и отец Сергий отчасти даже удивлялся, почему родители для своих чад чаще всего выбирают уроки этики, а не основы православной культуры. И впрямь, что важнее — правильно положить вилочки, вовремя поклониться или узнать меняющий мировосприятие пласт духовной нравственности.
Но даже самая-самая благополучная семья не в замке со рвом сидит: вокруг кишмя кишат самые разнообразные монстрики (и монстры) мира внешнего. Достаточно лишь назвать великое благо и великую печаль — Интернет. Примеры уже даже перечислять не стоит: общее, простите, место. Включая новейшие разработки, когда на одной частоте (воспринимаемой) идёт невинный фильм (хотя и таких уже немного), а параллельно на другой — садопорнотриллер, попадающий прямиком в подсознание. А подмена акцентов на ТВ? Крикливые, уводящие от действительных проблем и творческого, научного интереса, ток-шоу с гламурненькими идеалами… С вывернутым бельём. Кстати, после показа известного фильма «Бригада» в школах страны проходил опрос. Оказалось, половина мальчиков видела себя рэкетирами, а девочки — проститутками. Сегодня, пожалуй, не так в лоб, но тоже мало хорошего. Деньги и ложь, господа присяжные заседатели.
А что уж говорить о так называемом кризисном типе семьи? Где насилие, считай, норма жизни. Истязание детей опекунами, родителями, изнасилования. Отказ от детей, пьянство, наркотики… И как точка «вектора» — убийства. Катастрофы вроде расстрела в Керчи. «Что делать с помойками, которые выливаются на наших детей?» — так сформулировал задачу отец Сергий. И хоть звучит это привычно (а если не вдуматься, то и пропустишь как банальность), необходима консолидация всех здоровых сил общества для спасения будущего. Мы же должны его, будущее, родить, как мать рождает ребёнка.
Надо сказать, в Хакасии эта совместная работа поставлена достаточно хорошо. Продуманная система дополнительного образования (но далеко не везде — из-за отсутствия денег). Не дремлет комиссия по делам несовершеннолетних. Удалось сохранить в школах должности психолога и социального педагога. В случае детей-бродяжек (а только за девять месяцев нынешнего года 93 случая исчезновения несовершеннолетних) «в ружьё» становится целое полицейское подразделение, даже в ущерб основной работе — дети ведь… Центр временного содержания этих бедолаг — тоже есть. Патриотическое, спортивное воспитание на неплохой высоте. Как и ранняя профориентация — стимул к качественной учёбе. Ольга Доможакова, заведующая отделом министерства образования республики, заверила, что и родители не забыты: есть даже определение такой совместной работы — «участники образовательных отношений». Работники здравоохранения, в том числе абаканского травмпункта, по авторитетным словам его заведующей Ларисы Премининой, тут же ставят в известность правоохранителей обо всех криминальных случаях.
Продуктивным, на наш взгляд, представляется метод работы уполномоченного по правам ребёнка в Хакасии — это немедленный отклик на конкретные обращения людей. Как рассказала помощник уполномоченного Оксана Рябова: «Точечная работа по обращениям, выезды, индивидуальные разборы причин и следствий. И на этом основании мы уже делаем системные выводы».
И тем не менее на заседании заинтересованные стороны решили, что нужен совместный конкретный план работы по спасению будущего на весь учебный год. Ведь, добавлю, «внешняя угроза», похоже, тоже растёт не по дням, а по часам уже.

Татьяна ПОТАПОВА



Просмотров: 59

Загрузка...