Следующие в списке — финиш и победа

№ 123 – 124 (23730 – 23731) от 5 июля
Место, где расположен завод по переработке баранины, сегодня уже не выглядит,  как выжженная степь. Место, где расположен завод по переработке баранины, сегодня уже не выглядит, как выжженная степь.
Фото Елены Абумовой

Итак, вопреки скептикам, штатным провокаторам, информационным шакалам и прочим странным личностям, проект «Хакасская баранина» буквально в этом году, буквально этой осенью выйдет на стадию выдачи продукции.

Австрийский след

Убедиться в том было достаточно легко, поскольку место, где расположен завод по переработке баранины (за Пригорском в сторону моря), сегодня уже не выглядит, как выжженная степь. Нет, здесь под крышей стоит главное здание будущего предприятия, а внутри полным ходом идут отделочные работы.
По словам Алексея Шошина, руководителя компании «АртСтоун» (генеральный подрядчик), буквально три дня назад объект внимательно изучали поставщики оборудования из Австрии. Их всё устроило. Осталось лишь учесть мелкие замечания, связанные в большей степени с привязкой агрегатов непосредственно к помещениям, и сложности в том нет.
— К работе мы приступили в июне 2017 года, — рассказал Алексей Викторович. — Правда, случился один простой, связанный с утряской проекта, но затем работали только в графике.
— А какой темп задают вам австрийцы?
— Оборудование вместе со специалистами прибывает сюда в августе. К тому времени мы с вами должны стоять не на залитом бетоне, а на чистом полу с соответствующим покрытием. Равно как и все помещения должны сверкать новизной и чистотой, иметь окна, двери, подключённые и действующие коммуникации.
— Успеете?
— А куда деваться! Успеем, конечно!
Уверенность подрядчика разделяет и заказчик проекта, директор компании ООО «Хакасская баранина» Андрей Монисов.
— Это вполне очевидно, что завод строится по самому передовому слову науки и техники, — подчеркнул Андрей Юлианович. — Среди поставщиков оборудования — Австрия, Германия и Голландия, которые вопреки нагнетаемой истерии охотно работают с Россией, невзирая ни на какие санкции.
Мы сами стараемся, чтобы новое производство имело не просто достойный, а самый лучший вид, в том же заинтересованы и наши партнёры, для которых репутация превыше всего. Именно поэтому они просят 30 дней на установку оборудования, две недели на его отладку, калибровку, доводку и далее — тестовые испытания, когда на переработку пойдёт первая партия животных…
Следует добавить, что установленная мощность нового завода — от 20 до 40 голов в час, или 60 тысяч в год. Кроме того, как пояснил Андрей Монисов, предприятие строится с большим запасом прочности, а также с предусмотренной возможностью в любой момент увеличить производство, лишь бы хватило сырья. В принципе, если понадобится, здесь могут приняться и за разделку свинины, ведь алгоритм практически тот же.

Радикальные последствия

Конечно, «Хакасская баранина» пережила несколько стадий — от активного обсуждения до кажущегося забвения. На самом деле работа над реализацией проекта никогда не останавливалась. А результат, он, как известно, фиксируется по последнему. И то, что сегодня проект вышел на победный финиш, для многих учеников «школы злословия» явилось обидным сюрпризом, после которого исходящие ядом языки были втянуты обратно дальше гланд.
Ладно, пусть не вышло у нас с московскими рестораторами да итальянскими технологами, случается. Зато получилось с другими инвесторами, которые вложились в республику без оглядки на бюджет. Просто взяли и построили завод на свои деньги, тем самым вой­дя в многоцелевой вектор идеи, которую ещё в 2014 году выдал и озвучил глава Хакасии Виктор Зимин. Её суть заключалась не только в создании узнаваемого бренда республики, но и в том, чтобы помочь нашим сельчанам, обеспечить их рынком сбыта, а покупателей — максимально качественной продукцией. И только в соблюдении последовательности: выращивание — закуп — переработка — продажа под брендовой маркой — кроется залог успеха.
Новый завод гармонично вписывается в представленную схему, о чём со всеми подробностями, на схеме и на реальном объекте Андрей Монисов доложил главе Хакасии Виктору Зимину, который в тот день приехал лично осмотреть ведущееся строительство.
Что мы получим в итоге? Полностью завершённый цикл переработки баранины: от привоза животных до отгрузки товара. И это не банальный убойный цех. Нет, это именно производство, где сначала идёт санитарно-карантинная зона, куда помещают привезённых животных, затем — тот самый убойный цех, где предусмотрен забой двумя способами — традиционным и халяльным. Последнее связано с тем, что среди потенциальных клиентов марки «Хакасская баранина» числятся мусульманские страны, в том числе недавно обыгранная Россией на чемпионате мира по футболу Саудовская Аравия.
Далее идут цеха обваловки (разделки), упаковки и складские помещения (для хранения как мяса после шоковой заморозки, так и охлаждённой продукции). Всё чётко, последовательно и компактно. Но за той последовательностью кроется гораздо большее.
В первую очередь крах полукриминального бизнеса, так называемых перекупщиков. Именно такие ловкие ребята пользуются ситуацией, при которой осенью идёт массовый забой скота, а цены на мясо падают. Кроме того, у мелких фермеров да хозяев частных подворий чаще всего нет возможности поехать в город, чтобы заняться продажей своей продукции. Вот и отдают крестьяне за бесценок своё мясо тому, кто первым приедет, а те ещё куражатся да всё больше цену сбивают. Но деваться некуда — зимой большую отару держать тяжело, кормов не напасёшься. Второй невозможной позицией является способ забоя. Хорошо, если это будет какой-нибудь стол, доски или хотя бы клеёнка на земле. Но чаще всего режут там, где поймают, естественно, без спецодежды, без перчаток, в антисанитарных условиях.
Новый завод, естественно, такого не предусматривает и категорически не допускает.

Народный проект

— Сама по себе «Хакасская баранина» уже имеет спрос, — сообщил Андрей Монисов. — Мы изучили рынок, собрали мнения и пришли к выводу, что вольный выпас и те уникальные природные условия, в которых находятся хакасские отары, придают мясу особенный вкус, который не встретишь где-нибудь в средней полосе России. Но для брендового продукта мелочей не бывает. И на такой случай любому потенциальному клиенту, пусть это будут известные торговые сети, московские рестораны или зарубежные страны, мы готовы продемонстрировать то, как создавался продукт, в каких условиях разделывался, упаковывался, хранился и доставлялся. Да, он будет несколько дороже, чем просто случайный товар на прилавке, но в то же время он будет гарантированно качественный, полезный и вкусный…
Вообще эта фишка: «Не просто продать, а продать дорого» — является главным лозунгом рестораторов, где бы они ни роились. Не вижу ничего худого в том, чтобы и нам работать по той же схеме, тем более если клиент на всё согласен. Нам от того одна лишь очевидная выгода.
Но для реализации столь гладкой на бумаге схемы нужно ещё установить самые что ни на есть парт­нёрские отношения между заводом по переработке баранины и местными животноводами, производителями продукции. Понятно, что второе полугодие завод проблем с сырьём знать не будет. Но Андрей Монисов уже сейчас озадачился вопросом: «Что делать в первые шесть месяцев?»
Виктор Зимин на данные сомнения ответил предельно ясно:
— Работайте с сельчанами, работайте с фермерами, работайте в целом с территориями. Заинтересовывайте, помогайте, делайте более выгодной цену закупа, обеспечивайте кормами. То есть делайте всё, чтобы сельчане были готовы содержать свои отары и зимой, и летом. Не надей­тесь чересчур на внеплановый окот, идти против природы в данном случае невыгодно и неправильно.
Мы как власть тоже будем работать. У нас есть возможность и поговорить с людьми, и оказать им реальную поддержку с помощью субсидий и внедрения новых программ. В данном случае есть смысл проявить старание, изобретательность и стремление к достижению результата.
В целом же глава Хакасии увиденным остался доволен. Работы идут, деньги вкладываются, оборудование на 70 процентов уже оплачено авансом. Инвесторы демонстрируют стремление к скорейшему завершению строительства. Понимают: быстрее построишь — быстрее затраты вернёшь!
— Да, мы несколько задержали проект, — сказал Виктор Зимин, — но это скорее пошло нам на пользу. Во-первых, мы удешевили проект. Во-вторых, полностью убрали из него расходы бюджета, строительство идёт только на деньги инвестора. И, в-третьих, поняли свои ошибки, равно как поняли свои выгоды.
Теперь же, когда вышли на логическое завершение, я бы хотел пожелать всем нам удачи. Проект достойный, полезный и в какой-то степени народный, потому что даёт новые возможности и переработчикам, и нашим сельчанам.

Юрий АБУМОВ
Пригорск



Просмотров: 116

Загрузка...