На лицо ужасные, добрые внутри?

№ 85 – 86 (23692 – 23693) от 11 мая
На лицо ужасные, добрые внутри?
Рисунок Ларисы Бакановой

Сегодня речь пойдёт о кредитных потребительских кооперативах (КПК), тоже входящих в рынок некредитных финансовых организаций.


Вася, я тебя знаю!

Такие кооперативы создаются там, где банки свернули деятельность или их не было вообще. Формируются КПК по принципу общности, например, в деревне, на заводе, в какой-то отрасли производственной. Короче, где каждый Вася знает каждую Катю — и у них общие интересы. Кредитные потребительские кооперативы — это своеобразная касса взаимопомощи, и руководят ими люди, которые в них же и состоят: общее собрание пайщиков. Все они, повторим, не с улицы пришли.
Пайщики платят взносы и несут коллективную ответственность. Принимать средства могут от физических, юридических лиц и выдавать точно так же, но только своим участникам. Допустим, вы живёте в этой деревне, собрались и решили дать заём семье Петровых: мол, дадим им денег, они построят дом, нарожают детей и останутся здесь жить, а расплатиться реально могут маткапиталом плюс ещё что-то (другие возможности учитываются тоже). Выгодно КПК тем же пенсионерам: закупить уголь, дрова, а расплатиться постепенно — из пенсии. Нормальные, то есть здоровые кооперативы могут поддерживать малые производства, средства идут на обучение, товары, благотворительность (спортивные, музыкальные школы в селе и так далее). Доходность в КПК не может сильно превышать среднюю на банковском рынке (сейчас она в районе 6,5 процента) и если пайщикам предлагают 30 — 40 процентов — это уже должно насторожить. Но насторожить должно не только это…

Ему немного подпоёшь — и делай с ним, что хошь…

Что же происходит с КПК, какая «мутация», когда люди теряют деньги? Чаще всего «добрые товарищи» — организаторы якобы КПК — и не ставили своей целью стать кассой взаимопомощи. Их цель — собрать деньги и вывести средства через фирмы-однодневки. Фирмы затем схлопываются, благосостояние потерпевших — с треском — тоже. И никакой компенсации государство не выплачивает: кооператив не банк, никак не застрахованы в нём сбережения. Правда, существует компенсационный фонд саморегулирующих организаций (СРО), но там выплаты едва ли превысят пять процентов. Народ пишет в Банк России: остались без денег! Банк России, конечно, приостановит приём новых инвестиций в такой КПК, но оставляет функцию расплаты с пайщиками. К сожалению, расплачиваться уже, как правило, нечем… Единственное, о чём можно пожалеть, — раньше не увидели, чем там «товарищи» занимаются. Но увидеть можно: если несколько юрлиц обанкротились, то ясно, что это не нормальный кооператив, а такой пылесос финансовой пирамиды. И вновь то же правило: нормально действующий КПК должен быть членом СРО, состоять в реестре Банка России.
Очень часто случается заманиловка: например, людей где-то в собесе собирают, в основном пенсионеров. Приходит человек, говорит очень красиво, что вы сейчас закопаете пять своих золотых и вскоре вырастет ваше персональное денежное дерево. На это «поле дураков» покупаются даже далеко не дураки. Ведь говорят убедительно, а пенсионеры часто не в состоянии проверить, что там за фирма, что за производство… И это нарушение главного принципа КПК — принципа общности: доверчивые наши не знают ни фирму, ни людей, которые там мутят своё. (А знакомиться с деятельностью, со всеми документами, кто и что за этим стоит, имеет право каждый.)

Слабо Хеопсу…

Так что если кое-кто у нас порой честно жить не хочет, а таких, увы, хватает, то КПК выродится, а точнее, классической финансовой пирамиде замаскироваться под кооператив — полтора раза плюнуть. Признаки вырождения: обещание больших прибылей, доходов, отсутствие информации (или заведомо ложная), предложение привести друзей за вознаграждение. Всякие программы, приобретение автомобилей и так далее (а воображением и вдохновением организаторов чёрт не обидел) — тоже признак финансовой пирамиды. Массированная реклама. Настоящий же КПК в рекламе не нуждается: всё-таки это закрытое сообщество, члены его — близкие по территории или профессионально.
Пристальное внимание к проблемам КПК привлекла раскрытая в прошлом году по результатам проверки Банка России мошенническая сеть из 22 кооперативов. Что насторожило Банк России? Саморегулирующая организация умудрилась за три дня проверить 22 кооператива, находящихся в разных регионах России. Это даже физически нереально теми силами, которыми располагает СРО. Инспекторы Банка поехали сами и выявили большую сеть, которая буквально накрыла регионы РФ (чтобы никакая рыбка не прошла мимо). Сведения передали в МВД, и в октябре — ноябре 2017-го прошли массовые аресты. Надо ли говорить, что людей пострадало очень много. Чем этот «кооператив» занимался, даже близко не соответствовало тому, что он декларировал.
Итак, если КПК закроет перед вами дверь — обращайтесь в суд, а также пишите жалобу в Банк России или подразделение Банка России в Хакасии (Абакан, ул. Советская, д. 26). А лучше даже не пытайтесь иметь дело хоть с чуточку сомнительными организациями, иначе закопаете свои монетки на хорошо возделанном поле дураков.

Татьяна ПОТАПОВА

Справка

В Хакасии по состоянию на 1 апреля 2018 года зарегистрировано 111 некредитных финансовых организаций. 17 из них — это кредитные потребительские кооперативы. Однако законодательство позволяет
работать на нашей территории и компаниям из других регионов.



Просмотров: 373

Загрузка...