Суровая школа блокадного Ленинграда

№ 83 – 84 (23690 – 23691)
Студентки хакасской студии, 1939 год. Студентки хакасской студии, 1939 год.
Фото из архива Хакасского национального драматического театра имени А.М. Топанова.

Среди тех, кто первым принял удар войны, были и студенты хакасской студии при Ленинградском театральном институте.

Они сдавали экзамен по истории, когда пронеслось это страшное: «война». Добровольцами ушли на фронт А. Барахтаев, Г. Борчиков, П. Коков, А. Кучендаев, Ф. Шурышев, Ф. Кабаев, С. Меткижеков, Д. Янгулов, Д. Доможаков, П. Шурышев, К. Коков.
А их однокурсницы — А. Тодикова, К. Чаркова, Т. Баинова, А. Какашкина, Е. Килижекова, В. Килижекова, А. Заболотникова, Ф. Щетинина, А. Тодышева — по путёвке Дзержинского райкома ВЛКСМ остались защищать город Ленина.
Они вместе со всеми под руководством ректора института Николая Евгеньевича Серебрякова рыли противотанковые рвы под Новгородом, обезвреживали зажигательные бомбы, дежурили в госпиталях, маскировали памятники в Летнем саду, разгружали эшелоны. А ещё готовили концертные программы для раненых.
Жили студенты на первом этаже института в небольшом репетиционном зале. Отопительная система, водопровод, канализация во всём городе уже не работали. Воду брали из проруби Невы и Невки, получали её и из снега. Отапливали помещение остатками декораций к студенческим спектаклям. Грелись около буржуйки по очереди, так как тепло от неё на расстоянии шага уже не ощущалось.
Печали прибавлялись оттого, что люди умирали от голода.
Но здесь же рождалась и новая жизнь. В один из дней Елена Килижекова приняла роды у студентки карело-финской студии. Человек родился! Это вдохновило голодных, уже вконец измученных людей бороться за жизнь, а значит, и бороться с врагом.
В Новый год Елена Килижекова снова доставила радость друзьям: нашла обломок декоративной ёлки, разукрасила как могла и водрузила на стол. Так она и стояла, маленькая, сантиметров 30, ёлочка, и к ней были обращены надежды студентов: что ждёт их в 1942 году?
23 февраля 1942-го через Ладожское озеро их, обессилевших, истощённых, вместе с другими блокадниками вывезли из Ленинграда.
В Костроме, а именно туда были эвакуированы студентки хакасской студии, им запомнился один трогательный эпизод: Клавдия Чаркова, обменяв шаль на хлеб, принесла его любимому педагогу Стефану Стефановичу Мокульскому, а тот не взял — разделил по крошкам всем студентам.
Из Костромы вернулись домой все девушки из хакасской студии, кроме Василисы Павловны Килижековой, организм которой не справился с истощением, лишениями блокады.
То суровое время навсегда осталось в памяти актрис. Они не могли забыть встревоженных глаз мастера Бориса Михайловича Сушкевича, провожавшего своих питомцев — парней из хакасской студии — на войну, доброго сердца Стефана Стефановича Мокульского, который был с ними, студентками, с первых дней блокады.

Людмила БУТОНАЕВА
Абакан


Просмотров: 48