Камо гребёши? Или вспомним, как оно было

№ 85 – 86 (23692 – 23693)
Камо гребёши? Или вспомним, как оно было
Фото: РИА Новости

На страницах одного из сайтов, известного как разводчика на деньги, появилось интервью бывшего главы Хакасии Алексея Лебедя с претензией интервьюируемого на абсолютную честность и порядочность.

О ней, о любви к себе и только к себе и к нескольким людям, делавшим приятное самому Алексею Ивановичу во время его правления, и говорится на протяжении всего длинного и на редкость бессодержательного разговора.

Основная тема и боль — рассказ о том, как просидевшему 13 лет главой Хакасии Лебедю отказали в четвёртом сроке и так и не дали ордена, который, надо понимать, ему полагался хотя бы по выслуге лет. Именно полагался. Потому как иными деяниями в пользу жителей республики и человечества Лебедь-младший не запомнился.

Именно при этом человеке, далёком от экономики, в Хакасии обветшали детские сады, школы, больницы, дома культуры, исчез ряд предприятий. Практически спилось и вымерло село. Не без помощи товарных кредитов под урожай по ценам, в разы больше рыночных. Именно после них в селе надолго загнулось то, что ещё могло шевелиться.

Припоминается также несколько стихийных бедствий, коснувшихся Абазы. Наводнение 2004 года с десятками погибших. В первой очереди — утонувшие. Во второй и третьей — умершие от переохлаждения «хроники». Само наводнение случилось в один день — 15 апреля, а похороны длились две недели. На всё это республиканская власть, которую не тронули вопли о погибших и о помощи, многозначительно развела руками и сослалась на отсутствие денежных средств.

При том что в самом интервью экс-полковник с похвальбой говорит о крепком бюджете и экономии. Значит, для отчётности и экономии (не путать с экономикой!) были деньги, а для людей не хватило.

Вот в этом весь и есть любящий себя и форму господин Лебедь-младший, бывший глава Хакасии.

Совершенно нелепо звучит попытка Алексея Ивановича оправдаться за игнорирование визита в Хакасию президента Владимира Путина. Тогда исполнительная власть республики встретила его аж на уровне заместителя главы! Лебедь, через много лет изложивший свою версию, якобы находился тогда в отпуске, который не изволил прервать. Злые языки, знавшие о слабостях Алексея Ивановича, соглашались: в отпуске, но с пристрастием.

После умения «налаживать отношения» с федеральным центром он же потом удивляется, почему его не оставили во власти да ещё не дали ордена.

А за какие такие, хотелось бы знать, заслуги? За экономию бюджета? Так за это с лихвой денежно воздавалось министру финансов и самому председателю правительства.

Что-то ещё?

Да нет в Хакасии таких заметных объектов, за возведение которых можно было поставить Алексею Ивановичу памятник. При том что один из мостов, построенных на федеральные деньги, назвали даже Братским. А бывший профилакторий Черногорского камвольно-суконного комбината переименован в центр Александра Лебедя.

Дело замечательное.

Но недостаточное. Потому что только после ухода эконом-полковника у Хакасии и стало получаться с экономикой (не путать с экономией!) и появились новые школы, детские сады, ФАПы, больницы, клубы и музеи, стало возрождаться село.

Очень старательно агентство, предоставившее Лебедю возможность высказаться, обходит тему коррупции. Почему? Да потому, что самому «честнейшему» и «правильному» Алексею Ивановичу хотелось бы забыть о том, что происходило в республике в годы его правления. И в первую очередь, банкротство коммерческого банка «Саяны». За счёт увода денег из него из экономики Хакасии, по оценке экспертов, было изъято до 30 процентов оборотных средств. Кстати, некоторые из авторов того «кидалова» затем довольно комфортно перетекли в состав правительства Алексея Ивановича. В частности, один из застрельщиков этой комбинации, некто Андрей Кравцов, во времена царствования Лебедя-младшего стал председателем комитета по экономике Хакасии.

Можно напомнить полковнику-руководителю и пресловутую потерю денег, выделенных минсельхозу на приобретение комбайнов, а минздраву на закупку медицинского оборудования. И уголовные дела на замов и министров тогдашнего правительства.

Было? Было!

И перед отправкой в отставку его правительства обнаружилось, что при строительстве теплотрассы из Черногорска в Усть-Абакан под видом новых в землю были закопаны старые трубы, по которым долго, очень долго текла ржавая вода.

А якобы «бесплатный» круиз Алексея Лебедя в Австралию на теплоходе «Аркадия»?

И многое другое. Всего не перечислишь. Нет бы вспомнить всё это Алексею Ивановичу, встать на колени и попросить у жителей Хакасии прощения.

Нет. Он себя считает «честным, правильным» и очень увлечён поэзией. Последнему, видимо, особенно способствует то, что собратьев поэтов по перу, щелкоперов то есть, любил он лютою любовью. В доказательство приведём штурм студии Саянского общественного телевидения, которое не очень жаловал новоиспечённый председатель правительства. Было такое событие в жизни Хакасии. Было и заламывание охранниками рук журналисту Геннадию Лебедеву, сидеть с которым в одном зрительном зале, вероятно, не пожелал Алексей Иванович. Может, за два этих подвига против словесности дать ему орден и взять да всё простить?

Увы, слишком многое оживает в памяти сразу, как только сей забытый на годы политик напоминает о себе. И до сих пор вопиют голодные саяногорские дети, родители которых получили детские пособия просроченными и испортившимися продуктами. Прямо как на броненосце «Потёмкин». Один в один.

Можно много говорить о том времени. Включая «блестящую статистику» с доходами и расходами, после которых республике с уходом эконома (не путать с экономистом!) Лебедя осталась полупустыня, оживить которую по силам оказалось отнюдь не незадачливому полковнику, а практику Зимину.

Но скажем и о хорошем. Самое же лучшее — это то, что сразу после ухода из власти судьбы Хакасии и Лебедя разошлись. Не исключено, что к обоюдному удовольствию обеих сторон. Хакасия, наэкономившись, стала развиваться небывалыми темпами. Лебедь же нашёл то место, где его душе спокойнее. И место это не в Хакасии, которая фактически отторгла его как чужеродный организм.

Иван СВИРИДОВ, Абакан

В чём разница?

Обычная модель поведения Алексея Лебедя в том числе и при ЧС: нет денег и умывание рук. И совсем другой подход у Зимина. Нет денег, но есть деньги в резервном фонде. Нет там — можно обратиться за помощью в Верховный Совет с просьбой срочно перекроить бюджет. Нет возможности сделать за счёт бюджета республики — просить помощи у федерального центра. У партнёров. И находить! Всегда! В этом их коренное различие.

Назвать Лебедя за бросавшуюся в глаза безынициативность врагом вроде нельзя. Но то, что он подобным образом тормозил развитие республики, однозначно. Кстати, именно такое отношение вообще к делу, полагаю, приостановило и его карьерный рост в армии. Дослужился он с этаким «рвением» до полковника и затем философски говаривал: «Полковник — это звание, генерал — это счастье». Счастье в данном случае, вероятно, означало умение брать ответственность на себя. Вот этого и умения договариваться в его политической деятельности республике, людям, учреждениям, нуждавшимся в срочной помощи, очень не хватало.


Просмотров: 1166