Чтобы не прерывался отсчёт на житейских и божьих часах

№ 79 (23686) от 27 апреля
Абакан, 26 апреля. Память как набат. Мужество не имеет срока давности. Абакан, 26 апреля. Память как набат. Мужество не имеет срока давности.
Фото Ларисы Бакановой

32 года назад, 26 апреля 1986-го, случилась самая страшная в мировой истории техногенная катастрофа.

И вот уже много лет на митинг у памятника ликвидаторам аварии на Чернобыльской АЭС и жертвам радиационных катастроф в Абакане приносят цветы и непосредственные участники ликвидации последствий трагедии, и официальные лица, и просто неравнодушные люди.
Я отчётливо помню тот весенний день 1986-го, когда телетайп в редакции «Хакасии», наряду с самыми обычными новостями из городов и весей СССР, «отстучал» скупые строчки: «Авария на ЧАЭС». И всё, тишина на несколько дней… Но народ и между скупых строчек прочёл, что такое всепроникающая и безмолвная смерть от радиации. Позже в нашу жизнь, вместе с тяжёлым холодом в сердце, вошли страшные реалии: зона отчуждения, зловещий саркофаг четвёртого энергоблока, река, в которой нельзя купаться, город, в котором нельзя жить… И сегодня мы желаем оставшимся в живых ликвидаторам последствий той трагедии долгих и хотя бы относительно здоровых житейских часов, годов, десятилетий. А погибшим — вечных часов Божьей милости.
Жертв и потрясений было бы гораздо больше, если бы не подвиг людей, ликвидировавших последствия взрыва не щадя ни душ, ни живота своего, когда реактор в четвёртом энергоблоке перешёл в состояние неуправляемой цепной реакции.
— Это 600 тысяч человек, — напомнила заместитель главы Хакасии Ирина Смолина, выступавшая на митинге и от имени Виктора Зимина, и от своего, полная искреннего сочувствия, — только из Хакасии участвовало в этом бою с радиацией 500 человек. Ведь уже на второй день после взрыва в Чернобыле работали наши военные. В самые страшные дни…
В числе военных, прибывших в Припять год спустя, был и наш земляк, кадровый военный Михаил Козлов (на снимке слева), служил старшим техником инженерной роты. На груди Михаила Владимировича множество медалей не только за Чернобыль, но и за Афганистан. Сегодня у него пожизненная группа инвалидности и — жизнь всё же взвешивает на весах меру подвигов и меру покоя.

— Я живу в Абакане, но в своё удовольствие строю домик в Балыксе, на берегу Томи, — рассказывает Михаил Козлов. — Свежий воздух, покой, тем и спасаюсь. Друзья-чернобыльцы, спрашиваете? С каждым годом их меньше. В Новосибирске, можно сказать, последний мой товарищ ложится на операцию. Беспокоюсь.
А для председателя Хакасской республиканской общественной организации «Союз «Чернобыль» Людмилы Васильевой наши герои — «самые родные человечки». «Мальчики, девочки, низкий вам поклон!» Молодая дружба — и невидимая, неощущаемая смерть. Такими они были. И сегодняшняя седина не меняет сути, не заносит временем память. Действительно, как сказал первый заместитель начальника Главного управления МЧС России по Хакасии Алексей Татаркин, после взрыва предстал другой мир. Их, видевших глаза в глаза «другой мир», из пятисот, привёл скорбную статистику участник ликвидации катастрофы на ЧАЭС Александр Шахрай, осталось менее двухсот.
И дай Бог им здоровья. Но когда-то ведь сменятся поколения. И мы, и идущие за нами должны помнить об этой скорбной и мужественной странице истории. Чтобы в речках наших можно было купаться, а в городах — жить.

Татьяна ПОТАПОВА

Справка

Причин глобальной техногенной катастрофы на ЧАЭС достаточно много. В частности, решение построить атомную электростанцию (с реактором для выработки оружейного плутония) в густонаселённом районе, недооценив опасность ядерной энергетики.
Конструкторы реактора не предусмотрели защиту системы при преднамеренном отключении автоматических средств защиты и нарушении регламента эксплуатации одновременно, так как считали, что такого просто не может случиться.
Ключевой момент взрыва — нажатие кнопки, с помощью которой осуществлялось движение графитовых стержней вниз.
Локальные тепловые нагрузки достигли величин, превышающих пределы их механической прочности.



Просмотров: 166

Загрузка...