У сильного всегда бессильный...

№ 231 – 232 (23838 – 23839) от 6 декабря
У сильного всегда бессильный...
Рисунок: Лариса Баканова, «Хакасия»

В Саяногорске набирает обороты скандал вокруг бывшего следователя городской полиции, а ныне адвоката Константина Котова. В его доме несколько месяцев назад компания жестоко избила детдомовского парня, 26-летнего Алексея Евдокимова.

История получила огласку, однако никто из фигурантов по сей день не наказан. Более того, хозяин коттеджа Котов, очевидно, руководствуясь принципом «лучшая защита — это нападение», пытается теперь руками бывших коллег «шить» дело самому потерпевшему.

 

Бывшие братья

Об отвратительном инциденте в саяногорском коттедже редакция узнала от родственника адвоката, из-за которого, по сути, и разгорелся сыр-бор. Когда-то двоюродные братья вели общий бизнес, оформленный на мать Котова, а потом расстались врагами. Роман (имя родственника) утверждает: когда они начали раскручивать дело, то вложили в него собственные средства на равных. Более того, мужчина своими руками построил помещение цеха по производству рабочих перчаток на территории частной усадьбы Котова, в нём трудилось девять человек. Несколько лет коммерсанты получали прибыль, платили зарплату, налоги. Но прошло время, и совместный бизнес перестал приносить дивиденды.
Тогда Котов продал всё оборудование, а вырученные деньги забрал себе. На этой почве между братьями и произошёл конфликт. Роман утверждает: Константин поступил с ним непорядочно, не возвратив ни копейки из вложенных в бизнес затрат. Он уверяет, что адвокат «всё сделал грамотно», оформил бумаги так, чтобы «комар носа не подточил». В отличие от самого Романа, который, по его словам, инвестируя в совместный бизнес, своевременно не позаботился о том, чтобы удостоверить этот факт документально. Иными словами, не взял от Котова расписки. Ему и в голову не могло прийти, чем обернётся собственная доверчивость. Они ведь близкие родственники, не будет же брат брата «кидать»!
А закончилось тем, что возмущённый Роман, не добившийся справедливого дележа, был обвинён по заявлению Котова в краже инструмента. По итогам судебного разбирательства, дабы не попасть за решётку, ему пришлось даже пойти на унизительную для себя сделку — заплатить якобы пострадавшему 60 тысяч рублей.

 

Принеси-подай

С тех пор братья старались нигде не встречаться и не общались. Похоже, они даже перестали считать себя родственниками.
И вот затянувшаяся ссора «аукнулась» избиением совершенно не причастного к ней 26-летнего Алексея Евдокимова. Парень вырос в детском доме. Тёща Котова долгое время работала там воспитательницей. Иногда забирала сироту на выходные к себе. В 18 лет Алексей, покинув казённые стены, шагнул в самостоятельную жизнь. Благо в Саяногорске у него есть квартира (досталась от матери), но где найти работу? Подходящих вариантов не было, и «хороший знакомый» Котов позвал его жить к себе — помогать по хозяйству.
Так бывший детдомовец, периодически сдавая собственное жильё в аренду, поселился в коттедже семьи адвоката. По сути, это был бесплатный работник, который за кров и еду на протяжении многих лет делал по дому буквально всё: мыл полы и окна, убирал мусор, кормил собак, стирал, ходил за покупками... Хозяева ежедневно составляли список поручений, загружая работой сироту, находившегося у них в услужении.
Но что же произошло с ним в ту злополучную ночь 19 мая?
Со слов парня известно, что накануне днём Котов и двое его друзей с жёнами жарили шашлыки, пили пиво. Около 15 часов хозяин коттеджа попросил Алексея затопить баню, что он и сделал. Во втором часу ночи парень заварил себе чай и начал смотреть телевизор.
Последовала просьба — выгнать квадроцикл и отвезти домой одного из гостей. Работник сходил в коттедж, переоделся в тёплое и вернулся в баню сказать, что всё готово. Тут всё и случилось.
По рассказу детдомовца, Котов начал на него словесно нападать, спрашивая: «Ты что, предал меня?!» Адвокат обвинял Алексея в том, что он общается с его двоюродным братом, «сливает» ему информацию. Якобы Евдокимова и Романа видели в городе вместе, а это, дескать, может означать лишь то, что Алексей — предатель.
«Костя, ты чего? Не предавал я тебя!» — только успел возразить детдомовец. Дальше, с его слов, находившиеся в предбаннике сауны Михаил Баранов и Роман Сысоев стали его избивать. Били сильно, больно, руками и ногами. Пытка длилась с полчаса или больше: от зажатого в углу детдомовца, не давая ему встать, мужики требовали сознаться в «предательстве». Котов, со слов Евдокимова, наблюдая со стороны, давал дружкам указание «бить не сразу вдвоём, а по одному».

 

«Не я и хата не моя!»

Под утро, улучив момент, Алексей вырвался и убежал. После обратился за помощью к Роману, который, узнав о случившемся, сразу приехал и отвёз его в Саяногорскую городскую больницу. Парня, который был весь синий от побоев, госпитализировали в нейрохирургическое отделение. Он получил закрытую черепно-мозговую травму, перелом костей носа, множественные ушибы и кровоподтёки. Судмедэксперт квалифицировал причинённые Евдокимову повреждения как лёгкий вред здоровью.
По данному факту сотрудник полиции, взяв заявление от пострадавшего, опросил подозреваемых и направил собранные им материалы в мировой суд. Теперь 36-летнему Михаилу Баранову и 38-летнему Роману Сысоеву грозит уголовное наказание за нанесение побоев. При этом бывшему детдомовцу на суде придётся самому, в порядке частного обвинения, доказывать тот факт, что его избили. Получится ли? Необразованному, без связей и денег, чтоб хотя бы нанять юриста. Но даже если вина обидчиков будет доказана, исходя из сложившейся судебной практики они могут отделаться штрафом (до 40 тысяч рублей) или исправительными работами.
Попытки привлечь к ответственности гражданина Котова, которого детдомовец считает организатором и подстрекателем избиения, заканчиваются отказом. В полиции и следственном комитете отмечают, что с точки зрения закона, исходя из обстоятельств инцидента он был лишь свидетелем.
Впрочем, сам господин адвокат отрицает вину не только собственную, но и своих друзей. Говорит, что Баранова и Сысоева в тот день в его доме не было. Дескать, пострадавший Евдокимов непонятно вообще что несёт. А перелом носа и другие телесные повреждения он мог получить «где угодно».

 

Замять для ясности

И вот что самое удивительное. Когда запахло жареным, то бишь судебным преследованием тех, кто вёл себя с парнем по-хамски и распустил руки, Котов заявил в полицию… на самого пострадавшего. Якобы Евдокимов у него угнал автомобиль «Опель Антара». До этого почти год адвоката, похоже, всё устраивало, и он не только не пытался привлечь детдомовца к ответственности (как, впрочем, это было и в ситуации с двоюродным братом), но даже не выгнал его из коттеджа, допускал, что называется, к телу.
— Меня в полицию вызывали, предлагали сознаться в угоне добровольно, — рассказывает Алексей. — Говорили: «Есть свидетели, что ты ездил на машине. Но если перестанешь писать на Котова, помиришься с ним, то дело твоё закроем». Я отказался, написал жалобу. Потом один оперативник меня на улице встретил, остановился: «Эй, чего пялишься? Ходи, пока ноги целы!» Моего друга по детскому дому Валерку (ему 17 лет) полицейские привезли из Красноярска, где тот сейчас учится, и тоже допрашивали. Он мне потом рассказывал, что его весь день в полиции продержали, указкой по голове били, со стула скидывали. Типа: «Просто скажи, что вы катались — и всё хорошо, тебе ничего не будет». И Валерка поддался давлению и подписал бумаги.
Евдокимов не отрицает: да, на автомобиле Котова он действительно ездил, и очень часто. И не только на «Опеле Антара», но и на «Лексусе», «Опеле Инсигния», а также на квадроцикле и снегоходе. Но всегда — с разрешения самого владельца, который, по заверению парня, сам же давал ему ключи. «Он меня специально научил вождению, чтобы в случае, если напьётся, я мог за ним приехать или его друзей по домам развезти», — говорит Алексей.
Как бы то ни было, в отношении бывшего детдомовца
3 октября возбудили уголовное дело. Чем всё закончится для парня, который из потерпевшего почему-то оказался теперь в статусе обвиняемого? Сможет ли доказать свою правоту в судебном процессе один против трёх мужиков, если они били и пытали его без свидетелей? Родственник адвоката считает, что Котов как бывший следователь имеет хорошие связи в правоохранительных органах, поэтому полицейские так рьяно и «отрабатывают» версию адвоката.
Что же, будем надеяться, что некоторые детали этой неприятной истории не останутся без внимания нынешнего уважаемого нами главы МВД по Хакасии, у вновь назначенного уполномоченного по правам человека в РХ, а также в органах прокуратуры, куда мы уже обратились с запросом на предмет объективности проводимых оперативно-следственных мероприятий. А также насчёт того, как следует расценивать действия саяногорского адвоката с точки зрения права и с точки зрения морали.

Тамара КИРИЧЕНКО



Просмотров: 964

Материалы по теме

Загрузка...